August 2nd, 2018

Интеллигенция - не вся говно

И вот, наконец, среди телевизионно-рыночного шума звёзд и торгашей, негромкий голос настоящей интеллигенции:

Юрий Гилев:

ВЛАДИМИР МЕНЬШОВ ДАЛ КОРОТКОЕ,
НО ОЧЕНЬ ЧЕСТНОЕ И СЕРЬЕЗНОЕ ИНТЕРВЬЮ

Никакого низкопоклонничества перед Западом, никакого раскаяния за нашу историю, никакой оглядки на горластых либероидов, которые только и делают, что бесконечно поливают грязью все советское, да и российское все чаще тоже.

Пора уже, наконец, по-настоящему интеллигентным людям выйти из подполья и сказать свое слово во всеуслышание! Просоветски настроенные деятели культуры есть и они неодиноки!

Владимир Валентинович, сегодня чуть ли не в один голос политологи утверждают: «Запад ополчился на нас почём зря, сильная Россия им не нужна». А если не искать «врага у ворот», а посмотреть на ситуацию изнутри? Что или кто, по-вашему, мешает нам развиваться?

Владимир Меньшов: Всё это началось с перестроечных времён, когда мы отреклись от социализма. А кончилось всё тем, что, оказывается, многие у нас хотят капитализма и бросились его строить. Может быть, они руководствовались благими намерениями. Хотя у меня большие подозрения, что нет. Главное было - уничтожить тоталитарного монстра под названием Советский Союз. Разрушить КГБ, милицию, армию… А потом и промышленность - она тоже вся «неправильно устроена»!

Были уничтожены не просто какие-то отдельные заводы, нет! (Говорит с нажимом и по слогам.) От-рас-ли про-мыш-лен-нос-ти пошли под нож! Статистика показывает, что мы потеряли едва ли не больше, чем в Великую Отечественную войну.

Сейчас только начинают выкарабкиваться обороностроение, судостроение, авиастроение. И люди, которые совершили эти страшные преступления (слово «ошибки» здесь не годится), до сих пор определяют нашу экономическую политику. Они должны за это ответить.

- Пойти под суд?
- Я даже не о суде сейчас. Они хотя бы не должны занимать ответственные посты. А мы их бесконечно видим на заседаниях правительства и на экранах телевизоров. Хотя лично я до сих пор не понимаю премуществ частной собственности над государственной. Вы меня никогда не убедите в том, что это более справедливое, чем социализм, устройство общества и экономически более правильная система. Не понимаю, зачем нам нужны богатеи, которые иногда бросают куски с барского стола то нашему спорту, то искусству.

Сталинские наркомы умирали за рабочим столом от переработки. Но именно они и создали то, чем пользуются сегодня эти чёртовы олигархи! Нефть и газ Сибири у нас есть благодаря людям, которые имели нормальные зарплаты, трёхкомнатные - в лучшем случае - квартиры, дачку на 6 сотках. Без всяких олигархов они совершили фантастическое освоение Сибири в тяжелейших условиях. А газ Ямала? Это же с ума сойти - строилось всё с нуля в тундре.

Когда сошла перестроечная пена гласности, поднявшая истерическую волну вокруг 1917 г., обнажилась истина. В год столетия революции для меня всё очевиднее, что революция - это наше национальное достояние, которым мы должны гордиться.

В октябре 1917 г. это был великий выбор страны и самый творческий, я считаю, период в истории России. Надо не современные учебники истории читать, а взять журналы 20-х гг. ХХ в. Боже мой, какой захлёстывающий оптимизм! Всё общество было взбудоражено. В самые глухие сёла проникали призывы советской власти к человеку: будь лучше, расти! Всё время учись! Прибавляй в образовании, в мастерстве.

- Вы слова моего отца повторяете: только в Советском Союзе сын бедной доярки мог стать военным журналистом, учиться в лучших вузах.

- Конечно! Откуда-то же возникли наши писатели, математики, физики великие. Если у тебя была к чему-то предрасположенность, ты не мог затеряться в этом сите - тебя бы всё равно отловили, нашли. Вот хороший парень - по химии у него что-то получается, давайте его двигать. Отбирали лучших из лучших. А сейчас... Что делать талантливому молодому человеку, если у его родителей нет денег на обучение?

Меня действительно восхищает система, которая была создана в Союзе за кратчайшее время. Почитайте художественную литературу: «Два капитана», «Республика ШКИД» - как интересно была устроена жизнь, как вытягивали людей на более высокую ступень. Ты можешь быть лучше, чем ты есть сейчас! И это дало такой мощнейший эффект, что буквально через 20 лет после окончания Гражданской войны мы встретили цивилизованный Запад, пришедший к нам с очередным крестовым походом, во всеоружии.

Двадцатый - это век России. 70 лет мы были светочем, маяком для трёх четвертей человечества. Нам подражали. Волна освобождения от колониализма - это, безусловно, наше влияние. И тем более обидно видеть, что мы от этого величайшего наследия открещиваемся...

- Интересно ваше мнение о другом наболевшем вопросе - свободе слова...

- Для многих эта свобода оказалась вольницей: эх, всё скажу. Сказать ему нечего, у него культуры мало, а желания наговорить всем и обо всём гадостей много. А старшее поколение само себя научилось ограничивать.

- Разве это хорошо для художника?

- Свобода - это ограничение. Твоя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека. Ты не должен оскорблять и задевать другого человека.

Сейчас никакой свободы нет, сейчас существует институт продюсеров, который ведёт себя более бесцеремонно, чем отдел ЦК КПСС по культуре. Продюсеры влезают во все замыслы. Я много работаю в качестве актёра и вижу, как режиссёров бесцеремонно отодвигают от работы... Строго говоря, цензура вернулась, только теперь она носит характер необжалуемый. Если раньше на нас давили - я шёл жаловаться директору «Мосфильма», в Госкино и доходил до ЦК КПСС. И порой оттуда приходил сигнал: что вы там замордовали художника, дайте ему возможность говорить... Сейчас такой возможности нет. Некому жаловаться! Продюсер сказал - и надо либо выполнять, либо уходить с работы. В общем, сегодня вовсе не государственная цензура, а цензура рубля...

Капитал , живой труд и овеществленный

Отказавшись от идеологии, мы отказались от цели жизни и человека. и общества. И бесцельные хаотические затухающие колебания неизбежно приведут к полному краху.
Такие цели столетиями (тысячелетиями) задавались на языке представлений и суть их - соответствие неким высшим идеалам, божественным идеалам.
На короткое время мы попробовали эти идеалы заменить собственными, человеческими - не вышло ...
Капитал превосходит представления в сложности и технической (логической) вооруженности - он основан на понятиях права. Но это - конечные понятия. Цель капитала - он сам. Человек здесь - элемент капитала, находящийся в обременительном статусе "издержек".
Левые теории (марксизм в первую очередь) не преодолели архаичные представления и не заменили их новыми понятиями, бесконечными и соответствующими реальности.
Но какова же реальность? Капитал тоже не идеально её отражает, хотя и намного более адекватно, чем вопли о "справедливости"...
Реальность в том, что прошлая деятельность человека - овеществленный труд - взяла верх над деятельностью текущей, над живым трудом. И этот временный перекос выражен и закреплён в праве - как право частной собственности на коллективные средства производства.
И чисто "технически" задача перед нами пустяковая - найти основания и выразить в праве равенство труда прошлого и труда текущего, овеществлённого и живого.
И только после такой постановки вопроса можно привлекать политику для решения всех этих задач. Но что-то подсказывает, что Путин далёк от такой постановки вопроса. Впрочем, не только Путин - процентов 99 населения ...
И что делать?
Уже делается. И делается это на народных предприятиях - устанавливается и развивается субъектность трудовых коллективов, преодолевается различие между собственником и работником. И тем самым общество только в этих мизерных анклавах есть общество реальное, не фиктивное.
Это грустно. Но это и вселяет надежду - понятно что делать.
Пока же народ упражняется в горлопанстве и вербальном выражении своих всяческих состояний ... Это мышлением назвать нельзя ... хотя внешне похоже ...
Субъектные трудовые коллективы и народные предприятия - путь к спасению. Других нет.

пенсия СССР как скрепа....

1. Основная примета времени – полное отсутствие горизонтов планирования. Не ни долгосрочного, ни краткосрочного планирования. Есть только тренд, за него и держись – ужесточение всех правил, от экономических до уголовных, плюсом – разворот в сторону «понятийной» экономики и исключение народа (в широком понимании) из процессов политического и экономического управления государством.

2. Выход на пенсию был единственным стратегическим личным ориентиром для долгосрочного планирования жизни. Ориентир использовался еще при трудоустройстве, в начале трудовой активности: военный – один срок выхода на пенсию, «горячий цех» – другой. Любой аспект выбора профессии (от места работы до расчета потенциального стажа) напрямую был связан со сроком выхода на пенсию. Это – единственная «стабильность», позволявшая людям планировать свою жизнь.

3. Для большинства личная стратегия была в том, как обеспечить «прибавку к пенсии». Все прекрасно понимали, что размер пенсии не позволяет жить более-менее прилично, потому именно «прибавка к пенсии» есть национальная идея: прикупить квартирку и сдавать, положить деньги в банк, купить участок и картошку выращивать, вкладывать в детей (чтобы они в старости содержали), купить отель на берегу Средиземного моря и коротать вечера в своей вилле около виноградника. «Обеспеченная старость» – краеугольный камень и цель жизни.

4. Многолетнее движение людей к рубежу пенсии, в условиях смены правил игры, теперь перечеркнуто радикально. За два месяца у огромного количества людей отменили пенсию как таковую. Плюс пять лет работы и жизни для человека после 45-50 – это стрессовая смена стратегии. Пограничный вывод – «пенсии вообще теперь у меня не будет». Ранний пенсионный период всегда планировался как несколько лет «пожить для себя», пока есть еще какие-то силы. Успеть «пожить для себя» пять лет, начиная с 60 и начиная с 65 – разные вещи. «Пожить для себя на пенсии» – это фактически скрепа в договоре с государством.

5. Есть огромное недоверие к авторам реформы и сомнение в их компетенции. И, главное, именно «понятийный» тренд экономики работает против авторов: это несправедливо, и все экономические обоснования просто не воспринимаются. Ну и решающий аргумент экспромтом «будем сажать тех, кто увольняет предпенсионеров» как-бы говорит о том, что и фактически аргументация слабая.

6. Теперь люди будут не видеть смысла выполнять хоть какие-то обязательства перед государством, так как мечта и идея возврата уплаченного государству за 40 лет стажа в виде 5-6 лет «пожить для себя» рухнула. Это настолько серьезный понятийный тектонический сдвиг, что осознать его можно будет, думаю, в первые два-три года начала реформы, по поведению людей. Но ясно одно: в 45-50 лет быть дезориентированным и спешно искать новые ориентиры личного благополучия, это радикально.

7. И – главное. Если была пенсия здесь, то люди планировали жить в России. Если теперь пенсионное обеспечение для пожить с 60 до 65 (помечено на плане буквой «Мэ») и с 55 до 60 (буква «Жо» соответственно) – личное дело каждого, то какая разница, где пенсионное обеспечение организовывать – здесь или в теплых странах. Мы видим, собственно, как организовывают свой быт и быт своих детей авторы реформы. Самому экономически активному на сейчас возрасту дали на примере их родителей сигнал: всего лишим, все отберем. У каждого. А это значит, что личные инвестиции, даже в размере квартиры, небольшого вклада будут переориентированы на теплые страны. Вся «прибавка к пенсии» просто уйдет из экономики страны. Если элиты ее уже вывели в астрономических масштабах, то теперь выведут и простые люди, пусть в микроскопических, зато много. Ибо нет смысла ждать 65 лет, чтобы пожить для себя.
https://www.facebook.com/eugene.potapov?hc_ref=ARSTJdi3Z1ZwUjwv6wPY3CnHk9_aBXdLZ8PK5aPk4yubg38XYz3tTamFnPiWJLqGyKE&fref=nf

капитал и СССР

Основное противоречие способа производства по-прежнему находится там, где производятся материальные блага - на предприятиях, применяющих наёмный труд.
Дальнейшие макро- управленческие способы перераспределения созданной прибавочной стоимости могут быть какие угодно, но к способу производства отношения практически не имеют.
В Союзе эти макро-условия были идеологически обусловлены и имели совсем иное направление, но способ производства остался неизменным, основанным на наёмном труде, следовательно, и социализма никакого не было...
А вот конкретизировать основное противоречие и довести его до уровня понимания в понятиях права мы так и не смогли.
И именно здесь остаются неиспользованные возможности и ключи к спасению и процветанию.
Суть противоречия не просто в отчуждении неоплаченного рабочего времени от работника. А в том, что к работнику не применяется принцип "равная прибыль на равный капитал". Это, в свою очередь, приводит к узурпации права собственности на средства производства, так как получение эквивалента их стоимости не приводит к отчуждению права собственности.
Но для применения принципа равенства к работнику должны быть основания. Главное из них - факт принадлежности зарплаты работнику. Она принципиально не принадлежит капиталисту. Поэтому на зарплату как часть примененного капитала должна исчисляться норма прибыли и распоряжаться этой прибылью должен её владелец - работник.
Но дело осложняется тем, что отдельный работник не применяет коллективные средства производства. Их применяет весь трудовой коллектив - "переменный капитал". Поэтому и все исчисления ии движения прав относиться должны также ко всему коллективу, а не отдельным работникам. Из этого следует, что коллектив должен быть формально определён в субъект отношений.
И выполнение этих условий и будет означать "социализм" - социализацию отношений собственности.
Сейчас всё ещё можно исправить - необходим новый закон о народных предприятиях, в котором планка образования таких предприятий будет существенно ниже.
Основной принцип - равенство овеществленного и живого труда в праве и субъектность коллектива.
Остальное приложится