May 4th, 2019

!!! Десоветизация в Екатеринбурге. Мэрия готовит массовые переименования улиц



Сразу в нескольких СМИ и явно неспроста вышла однотипная новость:

- Православные екатеринбуржцы просят избавить город от имен красногвардейцев. Двадцать жителей Екатеринбурга подписали и направили обращение к Главе Екатеринбурга Александру Высокинскому с предложением освободить городские улицы от имен «героев» Красного террора на Урале. Как уточнила ИА «Уральский меридиан» Оксана Иванова, речь в первую очередь идет о более чем пятнадцати улицах центральной части города, которые, в основном, примыкают или пересекают проспект Ленина и имеют исторические названия, утраченные в советский период.

Двадцать клоунов решили за полуторамиллионный город? Прекрасно, просто прекрасно.

На самом деле это все та же ползучая десоветизация, просто под религиозной маскировкой. Сначала уберем улицы красногвардейцев, потом под этим соусом втащим улицы Маннергейма и Колчака. Пример - Украина. Сносом одних лишь памятников Ленину нацисты не удовлетворились. Памятники Жукова, Суворова и других русских и советских героев постигла та же участь. А уже потом появились памятники и улицы имени Бандеры и Шухевича.

Антисоветчик - всегда русофоб (с)

Удивляет только наглость, с которой это делается, и то, что тему переименования и десоветизации приурочили к Дню Победы, уже не первый раз.

Collapse )

насилие

Все мы помним расхожую фразу Маркса из "Капитала" о насилии: "Насилие повивальная бабка каждого старого общества, беременного новым". Марксистскими школами это понималось как оправдание революционного, пуще - партийного насилия и террора. Опускаю вопрос, насколько это оправданно (хотя бы потому, что насилие оправдывается победившими всегда постфактум самой возможностью его применения - и не только революционерами и, как правило, не только ими). Я только замечу, что Маркс-то имеет в виду совсем другое! Он не говорит о насилии над историей и не оправдывает его! Для него сама история есть одно сплошное насилие - и преимущественно экономическое над людьми. Человек в эпоху общественно-экономической формации делает не то, что хочет, а то, что ему позволяет делать экономика так же, как в предыдущую ("первичную", первобытную, формацию), человек делал не то, что хотел, а то, что ему позволяла делать природа.
Из этого всего следует, что политическая революция как политическое насилие есть только рефлекс, симптом экономического кризиса, симптом экономического насилия и ответная реакция на него. Так было во времена буржуазных революций и во времена мировой социальной революции первой половины 20 века, ничего не изменилось и сейчас. Кризис и революция, таким образом, есть единое, своеобразное социально-экономическое и политическое событие. Их нельзя разделять и абсолютно противопоставлять друг другу, как это принято в либеральной и даже в части марксистской историографии (в последней порой преувеличивается разрыв с кризисом, тогда как революция его завершает, если это, конечно, победоносная революция). Политическая революция не порождает насилие, она стремится обратить его против самих насильников. Террор герцога Альбы породил террор гезов, вековой цинизм французского дворянства по отношению к Третьему сословию - террор якобинцев, империалистическая война - большевистское насилие над Временным правительством. Так кризис, порожденный конфликтом между старым и новым, кусает сам себя, чтобы покончить с собой.
Следовательно, другую известную фразу Маркса про то, что революции - это локомотивы истории, можно дополнить следующим образом: они таковыми являются только вместе с кризисами.
Требуется исторический материал, чтобы это показать. Он содержится в новой книге Василия Колташова, которую мы готовим к печати
А.Коряковцев
  • abzads

Чем занять неработающее население?

"Как научить всё население жить так, как раньше жила аристократия, и чтобы при этом они не свихнулись". Цинично, но честно. Не нужно занимать людей столько времени на работе, сколько занимали раньше. И не только в так называемых развитых странах, но в так называемых развивающихся тоже. Как пример, Китай, который столкнулся с перепроизводством при недопотреблении, и теперь пытается перераспределить перепроизведённый продукт, чтобы новорощенные капиталисты остались целы. Не нравятся мне лекции Шульман, она часто частит, но тётка едкая при показной ласке, а главное, отмечает господствующие тенденции. Вот и здесь, отмечена та самая тенденция, которая отмечена в самой главной главе первого тома сами знаете какой книги. Для тупых повторяю, читайте двадцать третью главу, и будет вам счастье. Не упустите это счастье... (ударение поставьте сами) И всё же выскажу: главное преступление капитализма не в том, что заставляют людей делать, а в том что заставляют людей не делать. И второе всё более и более по мере роста капитала. Вы думаете, несчастный тот, кто пашет на дядю? Вдвойне несчастней тот, кого лишили права пахать, и таких всё больше и больше.