January 3rd, 2021

Угнетариат -новый гегемон мира.

Минутка угнетариев.
Полагаю, многие ув. друзья заметили, что в последнее время ведущие стильно-модно-молодёжные СМИ в России напоминают бесконечную судебно-сутяжническую хронику: активистку Лену выпустили после незаконного ареста на 10 суток, активиста Петра задержали по подозрительному обвинению, активистку Нору включили в список иноагентов, поплачем и посмеёмся над нелепостью этого.
Конечно, жизнь активистов и иноагентов в нашей стране не сладкий бубалех, и всё же в подавляющем большинстве они не топчут снег в мышиных телогрейках с мишенями на спине, а ведут видеоблоги с книжными обзорами, готовят кинофестивали при поддержке городских бюджетов и создают интегрированные медиапроекты при поддержке областных минкультов и культурных департаментов министерств и ведомств.
Возникает вопрос, откуда такая яростная сосредоточенность на пострадатости от властей.
Кажется, я нашёл ответ: эта пострадатость - отечественный извод передовой глобальной идеологии угнетённости. Её апостолы в России, соответственно - представляют собой передовой отряд мирового угнетариата.
В свежем выпуске авторитетного американского City Journal я встретил любопытную статью, чьи выводы сильно перекликаются с тем, что я пишу в последние годы - о том, что идеология угнетённости в сущности представляет собой религию, отпочковавшуюся от американского протестантизма, отбросившую понятия Бога и прощения, но активнейшим образом эксплуатирующую понятия невинности и греха. Разница в том, что в этой идеологии грех из общечеловеческого клейма переносится исключительно на угнетателей, а невинность из утраченного дара, который может вернуть только жертва Христа - автоматически даётся жертвам угнетения. «В терминологии «пробуждённости» (wokeism - американское название для теологии угнетённости - В.М.) “говорение от лица” невинной группы немедленно придаёт легитимность и т.н. «повышенное моральное знание», - пишет CJ.
Казалось бы, говоря просто, «угнетённый всегда прав». Но, поскольку в реальной жизни есть весьма зловредные вдовы и свирепые сироты, и они куда активней робких вдов и сирот - их интересам никак не отвечает, чтобы их собственные жертвы тоже были правы.
Поэтому они объединяются в корпорации угнетариев и сами решают, кто тут угнетён и кто нет. Они торгуют, если можно так выразиться, «лицензиями на угнетённость», в связи с чем чорта лысого вы дождётесь от них сочувствия репрессируемому в странах нацдемократий русскому языку или убиваемым в жарких странах христианам. Зато пара педофилов, насиловавших подростка - до последнего считается жертвами на том основании, что один из них исследовал сталинские репрессии (когда исследователь сам признал свою вину, получилось как-то неудобно).
«Государственный» характер угнетённости в России связан, очевидно, с тем, что у нас главным репрессивным началом традиционно считается власть (в отличие от передовых стран, где угнетатели - белые христианские гетеросексуалы).
Главным же механизмом создания и нагнетания угнетённости в передовой теологии является учение о социальных конструктах - то есть общественных нормах, относящихся к разным аспектам жизни. Этим нормам придаётся самостоятельный статус, они отвязываются от практической действительности, по необходимости довираются - и превращаются в инструмент выборочной охоты на объекты, назначенные угнетателями.
На проекте высокооктановой мараховщины я сам поупражнялся в социальном конструкционизме и угнетизме - и убедительно, как мне кажется, доказал, что мужчина обязан содержать детей своей жены от заезжих молодцов, а работяга - наркозависимых и депрессивных авторок.
К сказанному стоит добавить, что, по-моему, быть угнетателем - это как быть любым начальником: ему постоянно приходится к чему-нибудь принуждать себя и окружающих, и в этом нет никакой радости. Но если этим не заниматься - то ничего и не будет.