April 10th, 2021

Uncut

Страдание по стоимости

Мой любимый анекдот в вольном пересказе:

Сидит молодой индеец в лодке и ловит рыбу. К нему подплывает в своей лодке седой мужчина, и спрашивает: «Что ты тут делаешь, зачем сидишь? Лучше бы, как я, поехал в город, закончил школу, выучился, взял кредит, поступил в колледж, освоил профессию, сделал карьеру, скопил деньжат, открыл свое дело, заработал миллионы, получал бы прибыль, и мог бы в старости весь день на природе в лодке сидеть и рыбку ловить!»

Трудовая теория стоимости — крайне спорный и сложный для понимания предмет марксизма. Я долго думал, почему, и понял, что во многом из-за языка.

Ну, например, марксисты привыкли говорить, что «труд создает стоимость». Что не так в этой фразе? Некоторые говорят, что, мол, «стоимость» термин неправильный… надо «ценность». Надо больше трудиться, больше создавать ценности. А злобные капиталисты рабочих выгоняют, рабочие места сокращают, ценности им создавать мешают. И вон сколько безработных, ценность труда для которых очевидна и недоступна!

Но давайте разберемся. Труд — это что? А это очень сложное понятие! Особенно сегодня, когда мы задаем все больше вопросов о том, как найти дело по душе, как самореализоваться на рабочем месте, как найти счастье в рабочем «потоке». Труд, с одной стороны, выступает благом, потому что кормит, с другой стороны, злом, потому что к нему экономически принуждают, а с третьей стороны, снова счастьем, потому что наполняет жизнь смыслом. Очень разностороннее явление, этот ваш труд! Под одним понятие собраны-то очень разные вещи.

Но мы сейчас задумаемся, что есть труд в трудовой теории стоимости. Там труд предстает изначально как мера того, насколько продукт труда «ценен» в соотношении с другими продуктами труда при обмене. Стоп! Что значит «ценен»? Востребован, желаем? Вовсе нет, востребованность определяется совсем другими факторами — тем, что Маркс назвал потребительной стоимостью. Ну или экономисты назовут полезностью.

Но каждый предпочел бы менять товар, в который он вложил мало труда, на тот, в который надо вложить много труда, а не наоборот. То есть каждый хочет свой труд сэкономить. И именно поэтому труд, вложенный в создание товара, делает этот товар в глазах потребителей более ценным — потому что для получения такого товара придется больше трудиться.

С точки зрения трудовой теорией стоимости труд — это то, что человек отдает обществу в обмен на получение права потребления благ, созданным обществом. Иными словами, трудовая стоимость — это не доход, это… расход. Общество тратит труд на создание товаров. И чем больше труда потрачено, тем выше для общества «себестоимость» произведенного товара, тем дороже он обошелся человечеству в терминах жизни людей.

Труд — это процесс отъема у людей жизненных сил и времени, и эти самые отнятые силы и время и наделяют товар стоимостью. Стоимость показывает, сколько общество отняло у людей сил и времени. То есть стоимость – это, на самом деле, не ценность, не благо, а абсолютное зло!

Что же это, получается, надо меньше работать? Конечно! Чем меньшим расходом труда мы сможем достигать того же уровня потребления, тем счастливее будем. Общество, где добыча еды требует труда только 5% населения, живет куда лучше, чем то, в котором требуется труд 90%. То есть производить, конечно, мы хотим больше, но только не стоимости, не зла и страданий, а всяческих благ, товаров и услуг. Стоимости нам бы как раз производить поменьше!

Что же такое тогда — этот капитализм? С одной стороны, каждый капиталист стремится к максимальному росту прибавочной стоимости. Для этого ему надо и производить как можно больше стоимости — он будет расширять производство и вовлекать в работу все больше и больше населения планеты. А если мы помним, что стоимость — это зло, это отнятые у людей время и силы, то капитализм пытается их отнять как можно у большего количества людей, любыми способами, прежде всего экономическим принуждением.

А с другой стороны, капиталист хочет как можно меньше стоимости отдавать. То есть рабочим он будет оплачивать вовсе не всю произведенную ими стоимость, а только минимально необходимый объем, нужный им для воспроизводства, и ему — для привлечения нужных работников. А еще лучше производить товары, которые в среднем требуют труда больше, то есть более дорогие, а работников иметь поменьше! И ради этого он готов двигать прогресс вперед, повышать производительность и развивать средства производства.

В этом и состоит диалектическое противоречие капитализма, который является его внутренним двигателем. С одной стороны, надо стоимости как можно больше создать (то есть отнять у людей), а с другой стороны, нужно максимально производительность повысить, чтобы в людях нуждаться как можно меньше, то есть чтобы стоимость сократить! И труда у людей капитализм будет отнимать как можно больше, чтобы этот труд вложить в средства производства, которые позволят тратить труда как можно меньше.

Основным итогом развития капитализма является создание таких условий, в которых процесс обеспечения потребностей станет производительным, что ради него понадобится тратить все меньше и меньше труда. И люди перестанут быть готовы жертвовать свои силы и время на дополнительное потребление или на повышение производительности через вложение труда в средства производства. И стоимость, эта мера страдания человечества начнет не расти, а сокращаться. И на этом этапе капитализм с его частным присвоением общественных страданий и построенной на нем системой распределения, источником экономического принуждения, станет помехой, а не двигателем прогресса.

Так что в будущем, когда вы слушаете любые рассуждения о стоимости в марксизме, помните, что стоимость только в сравнении двух товаров делает один более ценным, чем другой, потому что в нем страданий больше. А сама стоимость для общества в целом — не благо, не ценность, не самоцель, это вынужденное зло, которое нам надо победить.

А жизнь человека, освободившись от труда страдательного, отчужденного, вынужденного, откроется для «труда» радостного, всеобщего, творческого — того самого, который есть и призвание, и дело по душе, и способ самореализации. Но «трудовой стоимости» такой труд создавать не будет. Именно это Маркс называл коммунизмом — началом настоящей истории человечества.

Инверсия стоимости и ваша зарплата

Теперь, когда мы определили опорное понятие стоимости как отнятые у людей время и силы на производство того, что нужно другим людям, мы можем взглянуть на использование этого понятия в изучении экономических отношений. Мы же хотим увидеть что-то новое и необычное в старой привычной нам картине капитализма.

Кто как участвует в «создании» стоимости?

Collapse )

угому смотреть на заявления о том, кто кого кормит: норвежский инженер бангладешскую швею или она его? Кто больше создает стоимости — завод на 100 000 рабочих мест, или небольшая роботизированная фабрика, обеспечивающая тот же выпуск со 100 работниками? Понятно ли теперь, почему провалилась затея Оуэна с трудовыми билетами?

При мировом ВВП 87 трлн $ и рабочей силе в 3.5 млрд человек мы получаем, что стоимость в 1 год человекотруда соответствует порядка 25 тысячам долларов, ну или грубо 150 тысячам рублей в месяц. Люди нашей планеты производят на эту сумму товаров и услуг, затрачивая свои 3.5 млрд трудовых лет жизни. Это наша производительность как общества, если отбросить «лакуны» самообеспечения и взять мир как цельную систему. Каждый из нас добавляет в сумму стоимости один трудовой год, а черпает товаров, произведенных другими людьми, на сумму стоимости в пропорции своего дохода к этим 150 000. И при зарплате в 300 тысяч вы получили право на потребление еще одной чьей-то трудовой жизни; а при зарплате 30 тысяч — кто-то другой потребляет 80% вашей.

И да, ваши отданные силы и время служат обществу и прогрессу, но присвоены они каким-то частным лицом, которому общество доверит ими распоряжаться. В этом состоит суть капитализма — общественный характер производства и частнокапиталистическая форма присвоения.

https://deminded.livejournal.com/208296.html