Vlad Bout (karlsonmarxx) wrote,
Vlad Bout
karlsonmarxx

О книге "Компьтерное подполье" про Ассанджа

Оригинал взят у ako_polis в О книге "Компьтерное подполье" про Ассанджа
Ассанжа звали Mendax
By admin – 29/11/10
Posted in: Media, сопротивление, техно, тексты, главные, лучшее

Дрейфус Сью

Главное событие конца ноября 2010 в интернете и всей мировой политики — сайт Wikileaks выложил в публичный доступ 250 тысяч секретных материалов Госдепартамента США. За этим скандалом стоит Джулиан Ассанж, основатель Wikileaks и известный австралийский хакер. Залп, который Ассанж дал по лицемерию мировой дипломатии путём слива «щекотливых» документов в сеть, — приём, опробованный им ещё в молодости. По странному стечению обстоятельств «Ультра.Культура» пять лет назад выпустила перевод на русский язык книги «Компьютерное подполье», которую австралийская журналистка Сьюлетт Дрейфус написала при участии нынешнего героя — Джулиана Ассанжа, фигурирующего в книге под ником Mendax. Тогда мы ещё не знали, кем станет Джулиан Ассанж. Тем интереснее оглянуться назад и прочитать о том, что привело талантливого хакера на тропу глобальной информационной войны.

***

Великим ритуалом перехода от мальчика к мужчине была Minerva. ОТС, тогда еще принадлежавшая австралийскому правительству [Overseas Telecommunications Comission, пользовалась Minerva, системой из трех мэйнфреймов Prime в Сиднее]. Для хакеров, таких, как Mendax, взлом Minerva был настоящим испытанием.

В начале 1988 года Mendax только начал постигать азы хакинга. Ему удалось преодолеть барьер между публичным и частным секторами PI, но этого было недостаточно. Чтобы тебя признали восходящей звездой хакерские аристократы, типа Force и Wizard, ты должен был проникнуть в систему Minerva. Mendax взялся за работу в надежде взломать ее.




Minerva была особенной по многим причинам. Хотя она находилась в Сиднее, телефонный номер ее входного компьютера, называемого PAD Х.25, был бесплатным. В то время Mendax жил в Эсмеральде, сельском городишке неподалеку от Мельбурна. Звонок на большинство мельбурнских номеров влек за собой неизбежный последующий счет, и это исключало возможность удаленного набора из Мельбурнского университета, который мог бы предоставить возможность для дальнейших действий.

Эмеральд вряд ли можно было назвать Изумрудным городом. Умному шестнадцатилетнему пареньку там было смертельно скучно. Mendax жил в Эмеральде со своей матерью. Этот городок был лишь остановкой, одной из многих, так как мать таскала своего сына по всему континенту, пытаясь сбежать от его бывшего отчима-психопата. Гостиница была аварийным убежищем для семей, находящихся в бегах. Это было безопасное место, и поэтому измученная семья Mendax на время остановилась здесь, чтобы отдохнуть перед тем, как сорваться в поисках нового убежища.

Иногда Mendax ходил в школу. Иногда нет. Школьная система не слишком интересовала его. Это не давало такой пищи его мозгам, какую могла дать Minerva. Сиднейская компьютерная система была намного более привлекательным местом для прогулок, чем сельская средняя школа.

Minerva была компьютером Prime, и круче этого не было ничего. Force, один из самых уважаемых хакеров в 1987–1988 годах в австралийском компьютерном подполье, специализировался на Primos, особой системе, используемой в машинах Prime. Он написал свою собственную программу — мощный хакерский инструмент, поставляющий текущие имена пользователей и пароли,— и сделал систему модной в компьютерном андеграунде.

Компьютеры Prime были большими и дорогими, и ни один хакер не мог себе позволить такую, поэтому возможность доступа к скорости и вычислительной мощности такой системы, как Minerva, была бесценной для запуска собственных программ хакера. Например, сетевой сканер, программа, которая собирала адреса компьютеров в сети Х.25, мишеней для будущих хакерских приключений, требовала большого количества ресурсов. Но большая машина, такая как Minerva, могла с легкостью это сделать. Minerva также позволяла пользователям подключаться к другим компьютерным системам по всему миру. Вдобавок, у Minerva был встроенный интерпретатор BASIC. Это позволяло писать программы на языке программирования BASIC — самом популярном в те времена — и запускать их в Minerva. Не надо было быть фанатом Primos, как Force, чтобы написать и выполнить программу в компьютере ОТС. Minerva отлично подходила для Mendax.

У системы ОТС были и другие преимущества. Многие большие австралийские компании имели учетные записи в этой системе. Взлом учетной записи требует имени пользователя и пароля; найди имя пользователя и половина уравнения решена. Имена с учетных записей Minerva было легко достать. Каждое имя состояло из трех букв, за которыми следовало три цифры. Такую систему было бы трудно расколоть, если бы не подбор букв и цифр. Три первых буквы почти всегда были акронимами компании. Например, у учетных записей ANZ Bank были имена ANZ001, ANZ002, ANZ003. Цифры были одними и теми же у большинства компаний. BHP001. CRA001. NAB001. И даже OTC007. Любой пользователь с коэффициентом интеллекта как у настольной лампы мог угадать самое малое пару-тройку имен учетных записей Minerva. Раздобыть пароли было посложнее, но у Mendax были мысли на этот счет. Он собирался прибегнуть к социальному инжинирингу. Социальный инжиниринг — это особый метод, который заключается в том, что тот, кто им владеет, разговаривает с собеседником очень вежливо, и всегда имеет возможность что-то для него сделать. Правда, для этого требуется некоторая хитрость.

Mendax решил, что он применит этот маневр, чтобы узнать пароль одного из пользователей Minerva. Он раздобыл неполный список пользователей Minerva… Этот список был примерно двухгодичной давности, к тому же неполный, но он содержал 30 разрозненных страниц имен пользователей учетных записей Minerva, названия компаний, адреса, контактные фамилии и телефоны, номера факсов. Некоторые из них, возможно, еще годились.
У Mendax был довольно низкий голос для его лет; без этого нечего было и думать о социальном инжиниринге. Ломающиеся голоса подростков не оставляли и камня на камне от надежд тех, кто мечтали стать социальными инженерами. Но даже при наличии такого голоса, у него не было офиса, или номера телефона в Сиднее, чтобы предполагаемая жертва могла перезвонить ему. Поискав там и сям, он откопал номер в Сиднее с кодом района 02, который был постоянно занят. Одна проблема долой, идем дальше.

Следующая задача — создать реальный шум работы в офисе. Едва ли он мог позвонить в какую-нибудь компанию и выуживать у них пароль, прикинувшись менеджером ОТС, когда единственным шумовым фоном вокруг него было щебетание птиц в прозрачном деревенском воздухе.

Нет, ему нужен был такой же фоновый гул, как в переполненном офисе в деловом квартале Сиднея. У Mendax был кассетный магнитофон, так что он мог предварительно записать звук работающего офиса, и проиграть запись, когда будет звонить по номерам компаний из списка Minerva. Единственной сложностью было найти подходящий офисный шум. Но местная почта для этого явно не годилась. Не сумев найти ничего правдоподобного, он решил генерировать свой собственный шум работающего офиса. Это было непросто. С единственной дорожкой на кассетнике он не мог наложить один звук на другой; ему нужно было одновременно создать все шумы.

Первым делом Mendax включил TV, канал новостей, очень тихо, чтобы они жужжали на заднем плане. Затем он установил на печать длинный документ в своем принтере Commodore MPS 801. Он снял крышку с шумной матричной машины, чтобы создать нужную громкость ее стрекотания на заднем плане. Но этого было мало, требовалось что-то еще. Голоса операторов, невнятно что-то говорящих в переполненном офисе. Он мог бы и сам бормотать себе под нос, но, попытавшись, он понял, что его красноречия не хватит, чтобы стоя посреди комнаты, разговаривать с самим собой битых четверть часа. Поэтому он взял томик Шекспира и начал читать вслух. Достаточно громко, чтобы слышать голос, но не до такой степени, чтобы будущая жертва могла разобрать строки из «Макбета». У операторов ОТС были клавиатуры, поэтому он вразнобой принялся стучать по клавишам. Иногда, для разнообразия, он подходил к кассетнику и задавал вопрос и быстро отвечал на него — другим голосом. Затем он с топотом отходил от магнитофона через всю комнату, а потом тихонько крался назад к клавиатуре и снова печатал и бормотал «Макбета».

Это был изнурительный труд. Mendax хотел, чтобы запись крутилась без перерыва, как минимум, минут пятнадцать. Внезапные трехсекундные остановки в работе офиса, когда Mendax нажимал на паузу, чтобы отдохнуть, выглядели не слишком правдоподобно.

Запись потребовала множества попыток. Он был уже на полпути к успеху, продираясь сквозь строки Шекспира, беспорядочно шлепая по клавишам и начальственным голосом задавая вопросы себе самому, как вдруг его принтер зажевал бумагу. Черт. Ему пришлось начинать все заново. Наконец, после очередного часа изнурительной слуховой шизофрении он получил идеальную запись офисного гула.

Mendax вытащил свой разрозненный список пользователей Minerva и принялся перелопачивать его 30 страниц. Это было не менее утомительно.

— Набранный вами номер отключен. Пожалуйста, проверьте номер, прежде чем набрать его еще раз.

Следующий номер.

— Извините, у него сейчас встреча. По какому номеру вам перезвонить?

Спасибо, не стоит.

Другая попытка.

— Этот господин больше не работает в нашей компании. Кто-то другой может помочь вам?

— Нет, не думаю.

И еще попытка.

И, наконец, успех.

Mendax добрался до одной из фамилий в Перте. Действующий номер, действующая компания, действующее имя. Он прочистил голос, чтобы сделать его еще более низким и начал:

— Говорит Джон Келлер, оператор ОТС Minerva из Сиднея. Один из наших жестких дисков D090 полетел. Мы просмотрели данные с резервной ленты, и нам кажется, что мы располагаем верной информацией о вашей компании. Но, возможно, в результате инцидента что-то пострадало, и мы бы хотели подтвердить некоторые детали. К тому же резервная лента позавчерашняя, поэтому мы хотели бы проверить, насколько свежи ваши данные, и убедиться, что ваша работа не будет прервана. Позвольте мне уточнить детали…

endax пошелестел бумагой на своем столе.

— О, Боже. Да, давайте проверим, — ответил встревоженный менеджер.

Mendax начал читать всю информацию из списка Minerva, полученную на Pacific Island, кроме одной вещи. Он немного изменил номер факса. Это сработало. Менеджер клюнул.

— О. Нет. Номер нашего факса у вас точно неправильный, — сказал он и продиктовал верный номер.

Mendax постарался изобразить озабоченность.

— Хм, у нас может быть больше проблем, чем мы ожидали. Хм, — сказал он менеджеру.

Он выдержал еще одну значительную паузу. Нужно было набраться смелости для главного вопроса.

Трудно было сказать, кто вспотел больше, измученный менеджер из Перта, в ужасе от мыслей о громких жалобах персонала всей компании из-за того, что их учетная запись в Minerva ошибочна, или нескладный подросток, впервые пробующий свои силы в социальном инжиниринге.

— Ладно, — начал Mendax, стараясь сохранить в голосе властные нотки. — Посмотрим. У нас есть номер вашей учетной записи, но будет лучше, если мы заодно проверим и ваш пароль… Что это было?

Стрела вылетела из лука.

И поразила цель.

— Да, конечно, это L-U-R-C-H — все.

Ларч? Ага. Фан «Семейки Адамсов».

— Вы можете убедиться, что все в порядке? Мы не хотим, чтобы наша работа была остановлена, — менеджер из Перта был явно напуган.

Mendax беспорядочно постучал по клавишам и остановился.

— Что ж, кажется, теперь все работает великолепно, — он хотел поскорей успокоить менеджера. Лучше не бывает.

— Слава Богу! — воскликнул тот. — Спасибо вам за все. Спасибо. Не знаю, как поблагодарить вас за этот звонок…

Mendax повесил трубку и набрал бесплатный телефонный номер Minerva. Пароль сработал. Он не мог поверить, насколько легко он ему достался.


***

Mendax же к своим пятнадцати годам пожил в дюжине разных мест, включая Перт, Магнетик-Айленд, Брисбен, Таунсвилл, Сидней, Аделаида-Хиллс и вереницу прибрежных городков на севере Нового Южного Уэльса и Западной Австралии. К этому возрасту он успел поучиться в куче разных школ.

Его мать ушла из своего дома в Квинсленде, когда ей стукнуло семнадцать и она скопила достаточно денег от продажи своих картин, чтобы купить мотоцикл, палатку и дорожную карту Австралии. Махнув на прощанье рукой своим изумленным родителям-ученым, она скрылась в лучах заходящего солнца. Примерно через две тысячи километров она прибыла в Сидней и присоединилась к буйно цветущему контркультурному сообществу. Она стала актрисой и полюбила молодого бунтаря, с которым познакомилась на антивьетнамской демонстрации.

Через год после рождения Mendax его родители разошлись. Когда Mendax исполнилось два, его мать вышла замуж за собрата по искусству. Потом было много беспокойных лет, переезды из города в город по мере того, как его родители исследовали левое крыло богемной субкультуры 70-ых. Мальчиком он был окружен актерами. Его отчим ставил и режиссировал пьесы, а мать занималась гримом, костюмами и декорациями.

Однажды ночью в Аделаиде, когда Mendax было около четырех лет, его мать с одним приятелем возвращались с антиядерного митинга. Приятель утверждал, что у него есть научное доказательство того, что британское правительство проводило подземные ядерные испытания огромной мощности в Маралинге, пустынной местности на северо-западе Южной Австралии.

В 1984 году Королевская комиссия с опозданием признала, что между 1953 и 1963 годами правительство Великобритании действительно испытывало в этой местности ядерные бомбы, согнав пять тысяч аборигенов с их исконных земель. В декабре 1993 года после многих лет обмана британское правительство согласилось выплатить 20 миллионов фунтов стерлингов, чтобы очистить более 200 квадратных километров зараженных земель. Но в 1968 году правительство Мензиса отрицало причастность Великобритании к заражению этих земель. В 70-е само правительство Австралии не признавало факт ядерных испытаний в Маралинге.

Мать Mendax и ее приятель ехали по пригороду Аделаиды, имея при себе те самые доказательства трагедии в Маралинге. Вдруг они заметили, что их преследует какая-то машина. Они попытались оторваться, но безуспешно. Друг, нервничая, сказал, что он должен передать эти доказательства одному журналисту из Аделаиды до того, как полиция схватит его. Мать Mendax быстро свернула в переулок и приятель выскочил из машины. Она поехала дальше, уводя за собой полицейский хвост.

Полицейские в штатском вскоре догнали ее, обыскали машину и спросили, куда делся ее друг и что произошло на митинге. Она не проявила желания помочь и один из копов сказал ей: «У вас тут ребенок в два часа ночи. Я думаю, вам не стоит соваться в политику, леди. Могут сказать, что вы негодная мать».

Через несколько дней после этой явной угрозы, ее приятель появился в их доме, покрытый уже сходящими кровоподтеками. Он сказал, что полицейские избили его, а затем арестовали, подбросив ему наркотики. Он заявил, что уходит из политики.

Как бы там ни было, мать Mendax и ее муж продолжали заниматься театром. Юный Mendax никогда не мечтал о том, чтобы сбежать из дома с бродячим цирком — он и так вел жизнь странствующего менестреля. Хотя режиссер-постановщик был хорошим отцом, он был алкоголиком. Вскоре после того, как Mendax исполнилось девять лет, его родители расстались, а затем развелись.

После этого у матери Менлакса случился бурный роман с музыкантом-любителем. Mendax боялся нового папу и считал его психопатом-манипулятором, склонным к насилию. У этого человека было пять разных удостоверений личности в бумажнике. Вся его биография была вымышленной, вплоть до страны, где он родился. Когда отношения кончились, снова началась жизнь на колесах, но это путешествие разительно отличалось от прежней счастливой и беззаботной одиссеи. На этот раз Mendax и его семье на самом деле пришлось скрываться от угрозы физической расправы. В конце концов, после игры в прятки под вымышленными именами в разных концах страны, семья Mendax осела в окрестностях Мельбурна.

Mendax ушел из дома в семнадцать лет, после того, как получил конфиденциальную информацию о предстоящем полицейском налете Он стер данные на дисках, сжег распечатки и ушел. Через неделю нагрянула полиция штата, обыскала его комнату, но ничего не нашла. Он женился на своей подружке, умной, но замкнутой и эмоционально нестабильной шестнадцатилетней девочке, с которой он познакомился через общего друга на благотоворительной детской программе. Через год у них родился ребенок.

***

Используя программу под названием Sycophant, написанную Mendax, хакеры из группы IS [International Subversives, «Международные разрушители»] вели массированную атаку на армию США. Они разделили Sycophant между восемью атакующими машинами, в основном, выбрав университетские системы, такие, как Австралийский государственный университет или Техасский университет. Они навели все восемь машин на цель и выстрелили. В течение шести часов восемь машин штурмовали тысячи компьютеров. Иногда хакеры собирали урожай в виде 100000 учетных записей пользователя за одну ночь…

И это было только начало. Они побывали в таком количестве сайтов, что часто не могли вспомнить, что за компьютер они сейчас взламывают. Места, которые удержались в их памяти, можно было читать, как справочник «Кто есть кто?» в американском военно-промышленном комплексе. Командный пункт седьмого полка ВВС США в Пентагоне. Стэнфордский исследовательский институт в Калифорнии. Военный центр надводного флота в Вирджинии. Завод тактических авиационных систем для ВВС корпорации Lockheed Martin в Техасе. Корпорация Unisys в Блю-Белл, Пенсильвания. Годдардовский центр управления космическими полетами, НАСА. Motorola Inc. в Иллинойсе. TRW Inc. в Редондо-бич в Калифорнии. Alcoa в Питтсбурге. Panasonic Corp в Нью-Джерси. Военно-инженерная база подводного флота США. Siemens-Nixdorf Information System в Массачусетсе. Securities Industry Automation Corp в Нью-Йорке. Национальная лаборатория им. Лоренса Ливермора в Калифорнии. Исследовательский институт Bell Communications, Нью-Джерси. Исследовательский центр корпорации Xerox в Пало-Альто, Калифорния.

***

Весной 1991 года Prime Suspect и Mendax начали погоню за доступом в компьютер Network Information Center (NIC) Министерства обороны США — возможно, самый важный компьютер в Интернете. Однажды ночью, пока они оба по-дружески болтали онлайн в компьютере Мельбурнского университета, Prime Suspect спокойно работал за вторым монитором, стараясь проникнуть в ns.nic.ddn.mil, машину Министерства обороны США, тесно связанную с NIC. Он полагал, что эта машина и NIC могут «доверять» одна другой — и он сможет использовать это доверие, чтобы попасть в NIC. А NIC мог все.

NIC присваивал доменные имена — .com или .net в конце e-mail адресов — для всего интернета. NIC также контролировал собственную внутреннюю оборонную сеть данных армии США, известную, как MILNET… И, возможно, самое главное, NIC контролировал функцию обратного кодирования в интернете. Когда кто-то подключается к сайту через интернет, то обычно набирают название сайта — скажем, ariel.unimelb.edu.au в Мельбурнском университете. Затем компьютер переводит буквенное название в цифровой адрес — IP-адрес — в данном случае 128.250.20.3. Всем компьютерам в интернете нужен такой адрес, чтобы передавать пакеты данных в компьютер конечного назначения. NIC решает, как компьютеры интернета будут переводить буквенные названия в IP-адреса и наоборот. Если ты контролируешь NIC, ты получаешь безграничную власть в интернете.

Например, ты можешь просто заставить Австралию исчезнуть. Или превратить ее в Бразилию. Направив все адреса интернета, заканчивающиеся на .аu — указатель австралийских сайтов — в Бразилию, ты мог отрезать австралийскую часть интернета от остального мира и направить весь интернет-траффик Австралии в Южную Америку. Более того, изменив назначение всех доменных имен, ты мог фактически остановить поток информации между всеми странами в интернете…

Контроль над NIC давал и другие выгоды. Получи этот контроль, и ты — обладатель универсального виртуального ключа к любому компьютеру в Интернете, который «доверял» другому…

Когда Mendax наконец получил доступ к NIC, он был опьянен этой силой… Внутри NIC Mendax начал строить черный ход — способ вернуться в компьютер позже, на тот случай, если какой-нибудь админ залатает щели в системе безопасности, которые использовали хакеры, чтобы проникнуть в машину. Теперь, если Mendax соединится с информационным сервером системы Defense Data Network (DDN) и напечатает login 0, он получит мгновенный, невидимый корневой доступ к NIC.

Завершив эту операцию, он осмотрелся вокруг — нет ли чего интересненького почитать? В одном файле содержалось нечто похожее на список спутников и координаты блюда в микроволновке — широта, долгота, частоты передачи. Эти координаты теоретически могли позволить любому составить полную карту коммуникационных устройств, используемых для движения компьютерных данных Министерства обороны США по всему миру.

Mendax также проник в Координационный центр безопасности MILNET, где хранилась вся информация о любом возможном инциденте в системе безопасности MILNET. Такие компьютеры — в основном, TOPS-20, производимые DEC, — были снабжены отличными автоматическими программами безопасности. Любое количество необычных событий запускало автоматическое сообщение о нарушении безопасности. Кто-то слишком долго подключается к машине. Большое количество неудачных попыток регистрации, говорящее о стремлении угадать пароль. Два человека, регистрирующиеся на одном уровне в одно и то же время. Сигнальный колокольчик зазвенит, и локальный компьютер немедленно пошлет оповещение о нарушении системы безопасности в центр безопасности MILNET, где оно будет приобщено к «горячему списку».

Mendax перелистывал страницу за страницей докладов по безопасности MILNET на своем мониторе. Большинство из них были ни о чем — пользователи MILNET периодически спотыкались о сигнальную проволоку безопасности. Но одно из сообщений с американского военного сайта в Германии выделялось на общем фоне. Оно исходило не от компьютера. Оно было от человеческого существа. Системный администратор докладывал, что кто-то периодически пытался взломать его машину и, в конце концов, ему это удалось. Админ постарался, без особых успехов, проследить соединение наглеца до его исходного пункта. К его удивлению, оказалось, что оно исходит из другой системы MILNET. Пробив другие сайты, Mendax нашел письмо, подтверждавшее, что нападение действительно было совершено из MILNET. Его глаза раскрывались все шире по мере того, как он читал. Военные хакеры из США взломали системы MILNET, используя их в качестве практики, и никто не побеспокоился о том, чтобы предупредить системных администраторов о месте атаки.

Mendax не мог в это поверить. Американские военные взламывали свои собственные компьютеры. Это открытие наводило на другие, более тревожные мысли. Если американская армия взламывала свои собственные компьютеры в качестве тренировки, то что же она делала с компьютерами других стран?

Потихоньку выбираясь из системы и убирая за собой все следы по мере своего возвращения, Mendax думал о том, что он увидел. Он был глубоко потрясен мыслью о том, что хакер мог работать на американских военных.

Он думал, что хакеры должны быть анархистами, а не ястребами.

***

Дом выглядел так, будто его ограбили. Он и был ограблен женой Mendax, когда она уходила от него. Половина вещей отсутствовала, а другая половина валялась в беспорядке. Ящики с одеждой были выдвинуты из шкафов, их содержимое перевернуто, и одежда была разбросана по полу.

Когда жена бросила его, она не взяла только их ребенка, который едва начал ходить. Она взяла множество вещей, имеющих романтическое значение для Mendax. Когда она настаивала на том, чтобы забрать CD-плеер, который сама же подарила мужу на его двадцатый день рождения, он попросил ее оставить взамен прядь ее волос. Mendax все еще не мог поверить, что после трех лет брака его жена собирает чемоданы и бросает его.

Последняя неделя октября выдалась неудачной для Mendax. Его сердце было разбито, и он погрузился в глубокую депрессию. Он питался кое-как, метался на постели в тревожном сне и даже потерял желание сидеть за компьютером. Его ценнейшие хакерские диски, набитые под завязку абсолютно незаконными крадеными кодами доступа в компьютеры, обычно хранились в секретном укромном месте. Но вечером 29 октября 1991 года тринадцать из них валялись вокруг своего семисотдолларового Amiga 500. Четырнадцатый же стоял в дисководе компьютера Mendax сидел на тахте и читал «Soledad Brother», тюремные письма Джорджа Джексона [George Jackson], написанные им за девять лет заключения в одной из самых суровых тюрем США.

Джексон получил небольшой срок за мелкое преступление и вскоре должен был выйти на свободу, но его оставили в тюрьме по требованию губернатора. Судебно-уголовная система держала его между надеждой и отчаянием, пока власти мешкали с принятием решения. В конце концов он был застрелен тюремной охраной. Это была одна из любимых книг Mendax, но она не слишком развлекала в несчастье.

Резкий звук телефонных гудков — похожих на сигнал «занято» — заполнил дом. Mendax подключил свои стереодинамики к модему и мог слышать тоны, которые он посылал из своего компьютера по телефонной линии и те, которые в ответ посылал ему коммутатор. Это было то, что нужно для применения фрикингового метода Trax.

Mendax также использовал эту систему для сканинга. В большинстве случаев он брал начальные цифры телефонных номеров в мельбурнском CBD. Когда его модем чувствовал другой, Mendax бежал к своему компьютеру и записывал номер для будущих хакерских исследований.
Этим устройством он мог также симулировать фрикерский черный ящик. Ящик сбивал с толку коммутатор, который думал, что Mendax не берет трубку. Это позволяло его друзьям разговаривать с ним бесплатно в течение полутора минут.

Но этим вечером единственный сигнал Mendax означал, что он хочет, чтобы его оставили в покое. Он не звонил ни в одну компьютерную систему. Заброшенный телефон, не соединенный ни с одним удаленным модемом, ждал своего часа и испускал гудки, как оглашенный.

Такое поведение было странным для того, кто провел большую часть своего отрочества, пытаясь проникнуть во внешний мир через телефонные линии и компьютерные сети, но Mendax целый день слушал гипнотический звук своего взбесившегося телефона, доносившийся в каждую комнату. БИИИП. Пауза. БИИИП. Пауза. Без конца.

Громкий стук в дверь прервал стереогудки его телефона.

Mendax посмотрел поверх книги и увидел расплывчатый силуэт сквозь полупрозрачные стекла входной двери. Силуэт был довольно невысоким. Он в высшей степени подходил Крысиной Морде, старой школьной подруге жены Mendax, известной своими розыгрышами.

Mendax крикнул, не вставая с места:

— Кто там?

— Полиция. Откройте.

Да, конечно. Mendax уставился на дверь. Каждый знает, что налеты полиции происходят рано утром, когда они знают, что ты спишь и беззащитен.

Mendax постоянно грезил о полицейских налетах. Ему снился хруст гравия под чужими шагами на дорожке перед гаражом, тени в предрассветном полумраке, взвод полицейских с оружием, врывающихся в его дверь в пять часов утра. Ему снилось, как он просыпается от глубокого сна и обнаруживает несколько офицеров полиции, стоящих над его постелью. Эти сны были очень тревожны. Они только обостряли его растущую паранойю насчет постоянного наблюдения и преследования со стороны полиции.
Сны были настолько реальны, что Mendax часто не мог успокоиться по ночам, в часы перед рассветом. Заканчивая ночную хакерскую сессию, он вдруг начинал чувствовать себя очень напряженно и взвинченно. Это не прекращалось, пока все компьютерные диски с крадеными компьютерными файлами его хакерских похождений, не были надежно упрятаны в тайник. После этого он постепенно успокаивался.

— Уходи, Крысиная Морда. Я не в настроении, — крикнул Mendax, возвращаясь к книге.

Голос стал громче и настойчивее:

— Полиция. Откройте дверь. НЕМЕДЛЕННО.

За стеклом появились другие фигуры, потрясая полицейскими значками и пистолетами. Черт. Это действительно полиция

***

Хакерам пришлось ждать суда почти три года. Угроза уголовных обвинений висела над их головами, как Дамоклов меч. Они не могли искать работу… или строить планы на будущее, не оглядываясь на то, что может произойти в результате полицейских рейдов 29 октября 1991 года.

И вот в июле 1994 года каждый хакер получил формальное обвинение — по почте. За эти годы у всех трех хакеров произошли существенные изменения в своей жизни.

Опустошенный крахом своего брака и выбитый из колеи налетом АФП, Mendax погрузился в глубокую депрессию и постоянное раздражение. К середине ноября 1991 года он оказался в больнице.

Он ненавидел больницу, ее установленный распорядок и играющих в игры психиатров. В конце концов, он сказал докторам, что хочет уйти. Может быть, он был безумен, но больница определенно делала его еще безумнее. Он покинул больницу и переехал в дом матери. Следующий год был худшим в его жизни.

Когда молодой человек уходит из дома — в особенности из дома не в меру властных родителей — возвращение часто бывает для него очень сложным. Короткие посещения еще могут сработать, но постоянное пребывание как правило оказывается неудачным. Mendax продержался дома лишь несколько дней, а затем ушел. Он спал на открытом воздухе, на берегах рек и ручьев, на покрытых травой лугах — всюду где природа подступала к одному из самых отдаленных пригордов Мельбурна. Иногда он перебирался поближе к городу, ночуя в таких местах, как заповедник Мерри Крик.

В основном он обитал в лесу Шербрук в Национальном парке Данденонг Рэйнджс. Из-за высокого расположения парка, температура там опускалась гораздо ниже обычного для Мельбурна зимнего уровня. Летом житья не было от москитов, и Mendax иногда просыпался с опухшим от укусов лицом.

В течение шести месяцев после налета полиции Mendax не прикасался к компьютеру. Понемногу он начал восстанавливать свою жизнь с нуля. К тому времени, как он получил голубые полоски бумаги из АФП — с двадцатью девятью обвинениями — в июле 1994 года, он жил в новом доме со своим ребенком.

***

К маю 1995 на троих хакеров приходилось в целом 63 обвинения: 31 против Mendax, 26 на долю Prime Suspect и 6 против Trax. Кроме того, NorTel заявил об ущербе в результате деятельности хакеров на общую сумму около $160 000 — и компания рассчитывала получить компенсацию со стороны ответчиков. Австралийский национальный университет заявил об ущербе на $4200.<…> 29 августа 1995 года он признал себя виновным по девяти пунктам обвинения в компьютерных преступлениях и невиновным по всем остальным пунктам. Почти год спустя, 9 мая 1996, он признал себя виновным еще по двенадцати пунктам и невиновным по шести. Обвинение опустило все остальные пункты.<…> 5 декабря 1996 года Mendax признал свою вину по оставшимся шести пунктам. Ему предстояло быть осужденным по всем обвинениям.<…> Судья Росс Mendax назначил $5000… и постановил, что Mendax должен заплатить в течение трех месяцев

Судья Росс сказал Mendax:

— Я повторяю то, что говорил раньше. Я думаю, что изначально эти преступления заслуживали тюремного срока, но смягчающие обстоятельства превратили его в условный. Приговор вашим подельникам все же вынудил меня немного изменить эту точку зрения.

Он сказал, что убежден в том, что «высокообразованные личности не должны вести себя подобно вам, но я подозреваю, что только высокообразованные личности могут совершать то, что совершили вы».

***

[Из «Эпилога»]

В 1992 году Mendax и Trax объединились с богатым инвестором по недвижимости из Италии, купили большой компьютер университета Ла Троуб (по иронии судьбы, именно ту машину, во взломе которой их обвиняли) и основали компанию по компьютерной безопасности. Компания в конце концов развалилась, когда инвестор исчез, преследумый кредиторами.

После публичного столкновения в 1993 году с премьер-министром штата Виктория Джеффом Кеннетом, Mendax и двое его товарищей создали правозащитную организацию по борьбе с коррупцией и безответственностью в департаменте правительства штата. В ходе этой борьбы Mendax выступил в качестве тайного подземного хода для утечки документов и оказался вовлечен в несколько судебных дел против правительства в 1993–1994 годах. В конце концов, он дал показания на закрытом судебном заседании при рассмотрении этих вопросов государственной парламентской комиссией. Впоследствие его организация способствовала появлению более 40 свидетелей в расследовании Генерального прокурора.

Mendax предоставляет свое время и компьютерный опыт нескольким другим некоммерческим общественным организациям. Он полностью верит в значение некоммерческого сектора и посвящает большую часть своего свободного времени активной деятельности в различных общественных проектах. Mendax предоставляет информацию правоохранительным органам, но не против хакеров. Он говорит: «Я не могу оправдывать их из этических соображений. Но, в отношении тех, кто мучает детей, или тех, кто шпионит для корпораций я без всяких угрызений совести использую свои умения».

Mendax по-прежнему увлекается кодингом и уделяет много времени международным проектам по программированию. Некоторые из своих программ он бесплатно публикует в интернете. Его философия заключается в том, что большая часть прогрессивных социальных прорывов в истории человечества произошла благодаря новым технологиям.

NorTel и несколько других организаций, обвинивших его во взломе их систем, используют его шифровальные программы — он относится к этому скорее с иронией.

Tags: Екатеринбург, революция
Subscribe

  • (no subject)

    ИНФОРМАЦИЯ CDC (USA) Расследование случаев прорыва вакцины COVID-19 и отчетность Выявление и расследование госпитализированных или смертельных…

  • (no subject)

    Andrey Koryakovtsev "Мечтаю, чтоб мир был с войной незнаком, Чтоб он и без крови был ярок! Стихи мои пейте, как чай с молоком, Я чашки пошлю…

  • (no subject)

    М. Жванецкий. О СОВЕТСКОЙ РОДИНЕ ... «Она была суровой, совсем не ласковой с виду. Не гламурной. Не приторно любезной. У неё не было на это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments