Vlad Bout (karlsonmarxx) wrote,
Vlad Bout
karlsonmarxx

ДЕНЬ ПОЗОРА, а НЕ «НАРОДНОГО ЕДИНСТВА»

Оригинал взят у strana_sssr в ДЕНЬ ПОЗОРА, а НЕ «НАРОДНОГО ЕДИНСТВА»
ДЕНЬ ПОЗОРА, а НЕ «НАРОДНОГО ЕДИНСТВА»

Представление в Комиссию при президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России

Что мы празднуем?



Господин президент Российской Федерации!
Разрешите обратить Ваше внимание на еще одну фальсификацию истории, наносящую ущерб интересам России своей чудовищной неправдой. Эта неправда особенно опасна, потому что исходит не от «пятой колонны», а от нашей Государственной думы.
Это они, ее депутаты, в конце 2005 года скоропалительно, без какой-либо экспертизы специалистов по русской истории учредили непонятно откуда взявшийся день так называемого народного единства.
Всякий праздник имеет, как Вы знаете, господин президент, свой исторический аналог, то есть памятное событие, дорогое каждому гражданину и народу в целом. 
Где же Госдума обнаружила тот день, в честь которого был учрежден праздник так называемого народного единства? Оказывается, как явствует из самого закона, в Смуте, которая до основания потрясла Россию в начале XVII века. По сути своей, Смута была гражданской войной. Тогда, четыре века назад, одна часть русского общества с оружием в руках выступала против другой. Эта была война всех против всех. Борьба шла не только между сословиями, но и внутри каждого сословия – бояр против бояр, дворян против дворян и даже казаков против казаков, а крестьян против крестьян. Обострил конфликт династический кризис, наступивший со смертью царя Федора в 1598 году, последнего Рюриковича на русском престоле. 
За полтора десятилетия Смуты (так современники назвали события конца XVI – начала XVII века) на престоле сменилось шесть царей. Царь Борис Годунов скоропостижно скончался (по слухам, был отравлен). Его законный преемник Федор Борисович был зверски убит. Царя Дмитрия-самозванца убили, тоже зверски. Царя Василия Шуйского после четырех лет правления низложили, насильно постригли в монахи, поместили в монастырь, после чего Боярская дума (Семибоярщина) выдала русского царя полякам как их якобы пленника. А ведь царь Василий вел войну против польско-литовских интервентов, намеревавшихся подчинить себе Русское государство. Пока русский царь был в польском заточении, где он умер 12 сентября 1612 года, Семибоярщина вступила в сговор с интервентами, пустила их войско в Москву и позвала на русский престол польского королевича Владислава.
Эта трагедия сказалась и на русской православной церкви, ее патриархах. Иова свели с престола, подвергли осмеянию и оскорблениям, а затем сослали. Гермогена, звавшего народ на борьбу с боярами-предателями и польско-литовскими интервентами, уморили голодом в монастырской тюрьме. Игнатий, сведенный с престола вслед за свержением Дмитрия-самозванца, был лишен сана и пять лет пребывал в заточении. В 1611 году Семибоярщина снова возвела его на патриарший престол, но Игнатий не решился искушать судьбу и бежал в Литву. 
Смута принесла России жуткое разорение и опустошение. На преодоление ее последствий ушло три десятилетия.
Вслед за Смутой в том же XVII веке прошли городские восстания с участием широких масс народа, особенно мощные выступления были в Москве в 1648 и 1662 годах. Задолго до этих выступлений иностранные дипломаты неоднократно отмечали взрывоопасность обстановки в Москве, возможность новых смут и мятежей. Среди восставших были не только холопы, посадские люди и стрельцы, но и дворяне (особенно провинциальные).
В восстаниях нередко участвовали тысячи людей. Общей причиной их выступлений был налоговый гнет, злоупотребления чиновников из царского окружения и низовой администрации. Но, как свидетельствуют источники, восставшие «защиты» не получали. Это становилось причиной новых выступлений. В 1682 году московские стрельцы, составлявшие главную полицейскую силу государства, подняли мятеж, в ходе которого уничтожили почти всю правительственную верхушку и близких к ней лиц. Всякий раз восставших ждала кровавая расправа. Свыше 1000 стрельцов были казнены за участие в мятеже 1698 года.  
Сложное переплетение социальных, имущественных, национальных и религиозных противоречий породило мощное восстание казаков и крестьян под предводительством Степана Тимофеевича Разина в 1667–1671 годах. В момент наивысшего размаха в нем участвовало до 200 тысяч человек. (Общая численность населения России составляла менее 9 миллионов человек.)
Таким был XVII век. Не зря современники прозвали его «бунташным».
И как это депутаты Государственной думы отыскали в нем день так называемого народного единства? Пока это не удалось ни одному историку, считая от великого Николая Михайловича Карамзина. Не обнаружил того дня ни Сергей Михайлович Соловьев, посвятивший Смутному времени отдельный том в 29-томной «Истории России с древнейших времен», ни Сергей Федорович Платонов в очерках «Смутное время», ни Василий Осипович Ключевский в многотомном «Курсе русской истории» и так далее – по всему библиотечному каталогу.
А что произошло 22 октября (4 ноября – по новому стилю) 1612 года, в котором Госдума обнаружила так называемое народное единство?
Сразу заметим: интереса к этой дате Романовы не проявляли в течение всех 300 лет своего правления. Они знали: 22 октября – ДЕНЬ ПОЗОРА. В то время стены Китай-города и Московского Кремля разделяли русский народ на защитников России и предателей ее. После низложения царя Василия Шуйского высшая знать и ее сословный орган Боярская дума (Семибоярщина) перешли на сторону польско-литовских интервентов, пустили их в Москву, позвали на русский престол польского королевича Владислава и заставили москвичей присягнуть ему как новому царю. Когда 19 марта 1611 года москвичи подняли восстание, интервенты жестоко расправились с восставшими, а московским боярам и их семьям дали прибежище в Кремле.
Вместе с ними в Кремле оказались и Романовы. Иван Никитич (дядя будущего царя Михаила) состоял в Семибоярщине – официальном правительстве России, вставшем на путь предательства национальных интересов. «Тушинский патриарх» Филарет (в миру Федор Никитич, отец будущего царя), сподвижник двух Дмитриев-самозванцев, по поручению Семибоярщины участвовал в переговорах с королем Речи Посполитой об условиях пребывания на русском престоле королевича Владислава. Героических защитников Смоленска он призывал сдать город интервентам, но они отвергли его предательские призывы. В Кремле под защитой польско-литовских захватчиков пребывал и будущий царь Михаил Федорович, и его мама инокиня Марфа (в миру Ксения Ивановна), а также родственники Романовых.   
По другую сторону стен Китай-города и Кремля находились ратники из Первого ополчения, казаки под началом Д.Т.Трубецкого и ратники Второго ополчения под началом Д.М.Пожарского. Они были едины в противостоянии интервентам и изменникам-боярам, укрывшимся за мощными стенами Китай-города и Кремля. 22 октября казаки пошли на приступ и взяли Китай-город. Теперь интервентов и их боярских пособников разделяли только стены Кремля. Осажденных мучил голод, подвоза продовольствия не было и не предвиделось. Чтобы избавиться от лишних ртов, интервенты велели боярам и всем русским людям выслать своих жен из Кремля. Кремлевские сидельцы упросили Пожарского принять боярских жен «без позору», что до крайности разгневало казаков, вознамерившихся пограбить боярынь. Казаки грозили Пожарскому смертью.
На этом закончился день 22 октября 1612 года, отмечаемый ныне 4 ноября (по новому стилю) как государственный «праздник».
И где же тут народное единство?
26 октября (8 ноября – по новому стилю) 1612 года был подписан договор о сдаче польского гарнизона в Кремле. В тот день поляки выпустили из Кремля членов Семибоярщины и всех русских людей. Первыми шли бояре. С ними был Иван Никитич Романов с племянником Михаилом Федоровичем (будущим царем) и его матерью. Следом – пособники интервентов рангом пониже. Казаки, увидав бояр на Каменном мосту, что вел из Кремля через реку Неглинную, пытались растерзать их, но были удержаны дворянами-ополченцами Пожарского.
На другой день, 27 октября, сдались поляки.
Во время торжеств по случаю освобождения Москвы казаки по-прежнему угрожали изменникам. Однажды они ворвались в Кремль, но были остановлены дворянами. Дело едва не дошло до боя.  
Будущий царь спешно оставил столицу, мать увезла его в Кострому, и уже ничто не напоминало об его пребывании в Кремле вместе с интервентами. Когда встал вопрос о выборе нового царя, обстановка благоприятствовала ему, и 21 февраля 1613 года Земский собор избрал ничем не приметного 16-летнего Михаила Романова на царский престол.
Романовы знали цену упомянутым выше датам. День 22 октября (4 ноября по новому стилю) в царской России никогда не отмечался как государственный праздник, и ни один историк никогда не замечал в нем события, достойного для празднования. По указанным выше причинам не могли в царствование Романовых считать государственным праздником и день 26 октября (8 ноября по новому стилю).
Скоропалительное, ни на чем не основанное превращение дня 22 октября (4 ноября по новому стилю) в государственный праздник День народного единства основано на псевдоисторической мифологии людей, не знающих историю своей страны и склонных грубо ее фальсифицировать ради выполнения политического заказа. Это – не только пренебрежение к истории своей страны, но и неуважение к своему народу.  
Сказанное выше не касается празднования Казанской иконы Божией Матери. Ее список поступил в ополчение Д.М.Пожарского в 1611 году, предположительно из Казани от казанских ополченцев. Осенью 1612 года она была у ополченцев, освобождавших Москву от польско-литовских интервентов. В память об этом событии в Москве было установлено местное празднование иконе.
В 1649 году у 20-летнего царя Алексея Михайловича родился первенец – наследник престола Дмитрий (умер на первом году жизни). Произошло это в праздник «чудотворныя икони Казанския, во время всенощного пения». По этому случаю повелел царь Алексей Михайлович празднование 22 октября Казанской иконе «во всех городах по вся годы». С тех пор православная церковь отмечает 22 октября (4 ноября по новому стилю) как праздник Казанской иконы Божией Матери.
Отсюда напрашивается вывод: принятый Государственной думой закон, устанавливающий 4 ноября Днем народного единства, не имеет под собой никакой исторической основы и является выполнением политического заказа, наносящего ущерб интересам России.
В богатой истории нашей страны имеется много замечательных свершений, могущих составить достойную основу для празднования народного единства.
Прошу по существу рассмотреть данное представление.

С уважением
Н.А.КИРСАНОВ,
доктор исторических наук, профессор.
 
Subscribe

  • (no subject)

    Дмитрий Ольшанский 15 мин. · Самое большое зло нынешнего государственного порядка - это застройка. Абсолютно безумная, наркоманская идея, что…

  • (no subject)

    Маркс был прав в утверждении, что существует классовое деление общества. Более того, Маркс был в целом прав, выделив и описав несколько основных…

  • Еще о субъектности трудового коллектива

    Рабочая сила приводит в действие средства производства. По отношению к наёмному работнику всё предельно честно. справедливо и законно - собственник…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments