Vlad Bout (karlsonmarxx) wrote,
Vlad Bout
karlsonmarxx

Марксизм и немарксистские экономические теории

Оригинал взят у schriftsteller в Марксизм и немарксистские экономические теории
Из бесед с mubarizoruc. Он все вопрошает, почему я считаю марксизм верной парадигмой.
Хотя бы потому, что все остальные экономические теории неудовлетворительны с моей точки зрения. К этому мнению я пришел на самых ранних этапах изучения хозяйства, еще в университете, и придерживаюсь этого мнения сейчас. Неудовлетворительность этих теорий заключается в следующих пунктах.
Во-первых, характерная особенность марксизма заключается в том, что он начинает изучение с "производственного конца", тогда как остальные (австрийцы, неоклассики, кейнсианцы) начинают с "потребительского конца". Впрочем, говорить "начинают" для немарксистских экономических теорий нельзя, поскольку они, по существу, и не выходят за рамки потребления. Для них производство - terra incognita, и экономика у них представлена в странном виде, когда "горячие булочки растут на деревьях".
Во-вторых, из этого вытекает такой момент, что немарксистские экономические теории не могут удовлетворительно объяснить, откуда же берется народное богатство. Марксизм же исследует сначала производство товарных масс, потом их распределение (причем марксизму доступно изучение хозяйственного оборота в различных формах, как товарно-денежном, так и натуральном), а потом и потребление, то есть полный цикл экономики, в силу чего легко мжет ответить, причем сугубо конкретно для каждой страны и эпохи, что является главной кузницей народного богатства. Из этого вытекает, в частности, теория об аграрных, аграрно-индустриальных, индустриально-аграрных и индустриальных типах хозяйства. Метод, широко применявшийся для планирования развития районов в течение советских пятилеток.
В-третьих, мало кто замечает, что немарксистские экономические теории принципиально статичны, они рассматривают хозяйство только в настоящий, текущий момент. Все попытки привнести динамику (что делали некоторые предстаивтели австрийства) было неудачны, поскольку динамика явно противоречила принятым постулатам. Марксизм же принципиально динамичен и в очень большой степени склонен рассматривать хозяйство в исторической динамике. Мне очень трудно назвать работы марксистов, в которых совсем бы не было хозяйственной динамики. К слову сказать, этот порок немарксистских экономических теорий был очевиден для марксистов еще в конце 1920-х годов.
В-четвертых, марксизм всегда старается рассматривать хозяйство в целом, поскольку общественный характер производства - это один из постулатов марксизма. Немарксистские же теории принципиально индивидуалистичны, и переход к общественным аспектам им дается с большим трудом, если вообще делается. Парадокс в том, что даже рыночные отношения (которые с очевидностью имеют общественный характер) в немарксистских теориях всегда рассматриваются через призму индивидуальных отношений покупателя и продавца. В итоге "невидимая рука рынка" в немарксистских теория приобретает прямо мистический характер, тогда как в рамках марксизма она может быть легко исследована и объяснена.
В-пятых, марксизм, в основном за счет работ советских исследователей, имеет тесны связи с геологией (учет природных ресурсов), с технологией и техническими науками (учет развития производства), с социологией (учет рабочей силы и особенностей потребления), то есть имеет тесные связи с рядом других наук, в силу чего возможно привлекать для обоснования выводов данные смежных направлений. Это очень сильная сторона марксизма, чего немарксистские экономические теории практически лишены, поскольку имеют устойчивую связь, пожалуй, только с психологией, да и то в специфической трактовке.
В-шестых, марксизм очень активно использует статистические материалы и умеет на их основе делать весьма интересные выводы. Практически все серьезные работы марксистов по экономике используют обширный статистический материал. Тяга к динамике позволяет исследовать не только текущее состояние, но и различные исторические моменты развития хозяйства, что имеет огромное практическое значение, поскольку становится видно, как и за счет чего хозяйство достигло своего уровня. В немарксистских теориях статистикой явно пренебрегают.
В-седьмых, марксизм при анализе статистики умеет устанавливать статические и динамические коэффициенты, которые могут служить опорными точками как для предвидения дальнейшего развития хозяйства, так и для его планирования. Секрет этого заключается в умении анализировать связи между отраслями промышленности, в умении составления отраслевых и межотраслевых балансов. В силу этого марксизм может выявить те отрасли, которые сдерживают развитие всего хозяйства - "узкие места", тогда как немарксистские теории даже не подозревают о таких возможностях и вообще существовании таких "узких мест". Они отделываются тезисом об "ограниченности ресурсов".
В-восьмых, марксизм имеет широкое практическое применение, поскольку его арсенал позволяет не только точно исследовать состояние хозяйства, но и наметить пути и способы его дальнейшего развития. Именно марксистам удалось решить довольно сложную задачу определения типа хозяйственного развития СССР перед первой пятилеткой. Немарксистские теории практически не имеют ни прогностического, ни конструктивного потенциала. Даже теория циклов, которую сейчас активно используют в немарксистских теориях в качестве инструмента предвидения была существенно продвинута вперед Н.Д. Кондратьевым, которым был социалистом-революционером и находился под влиянием "легальных марксистов". Такой видный представитель немарксистских экономистов, как Дж.М. Кейнс признавал высокие прогностические способности Госплана СССР, который, по его мнению, мог бы заработать больше на предсказании цен, чем на составлении планов.

Пожалуй, достаточно оснований, чтобы считать немарксистские теории заведомо более худшими, чем марксизм.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments