Vlad Bout (karlsonmarxx) wrote,
Vlad Bout
karlsonmarxx

О защите от Хрущева

Оригинал взят у schriftsteller в О "защите от Хрущева"
Тут товарищи задали вопрос о том, как предотвратить появление в руководстве таких типов, как Хрущев. Я ответил кратко: "Надо, чтобы было больше коммунистов". Но этот краткий ответ вовсе не исчерпывает темы.
Начать нужно с того, как в партии оказалось столько народу с явно некоммунистическим мировоззрением? По итогам 1991 года оказалось, что огромная партия, в которой было около 20 млн. человек, в считанные недели исчезла, растворилась, и очень многие ее бывшие члены, выбросившие партбилеты, моментально перекрасились в антикоммунистов и антисоветчиков, включая бывшего партийного идеолога - А.Н. Яковлева. В новые компартии вступила едва одна двадцатая часть бывших членов КПСС. Причем и эти "новые коммунисты" оказались на практике с далеко некоммунистическим мировоззрением, что прекрасно видно хотя бы по КПРФ, и сейчас люди, которых можно было бы без оговорок назвать коммунистами, составляют очень небольшое меньшинство среди "левых".
На такое странное положение дел нужно обратить пристальное внимание. По существу, распад КПСС показал, что эта организация вовсе не являлась ни союзом единомышленников, ни даже политической партией, способной постоять за власть, и не являлась при этом организацией коммунистов. КПСС полностью переродилась и ее быстрый развал есть следствие и результат этого перерождения. Но как?
Ответ, на мой взгляд, кроется в резком изменении принципов приема в партию, который явочным порядков прошел во время Великой Отечественной войны. До этого партия берегла чистоту своих рядов, и регулярно проводились чистки. Крупные чистки проводились в 1921 и в 1933 годах, которые изгоняли из партии сотни тысяч человек. В 1921 году, например, 219 тысяч человек, в 1933 году - 350 тысяч человек (18% от числа прошедших чистку членов и кандидатов). Хрущев, к примеру, прошел обе этих чистки, а после второй стал первым секретарем Московского горкома - первой по численности и значению парторганизации. Легко себе представить, кого тогда вычищали.
Однако, на XVIII съезде в 1939 году были приняты изменения к уставу, которые запретили массовые чистки. Это был первый шаг. Следующие шаги были сделаны в начале войны. В июне 1941 года было разрешено принимать рекомендации членов партии с годичным партстажем, а в августе 1941 года был введен трехмесячный стаж для особо отличившихся в боях.
В партию пошел просто поток людей, которые принимались в партию ускоренным порядком. Читая многие фронтовые мемуары, в которых часто описывалась процедура "фронтового приема", нельзя было не обратить внимание на то, что помимо ускоренного приема практически никто не интересовался тем, насколько кандидат проникся и принял идеи коммунизма. Отличился в боях, имеет минимальный стаж - достоин приема в партию. Десятилетия это считалось нормальным, но мы же зададим вопрос. Если человек отличился в боях, умеет ловко кидать гранаты, водить танк, управлять самолетом, проявляет храбрость и мужество, то при чем тут коммунизм? Героем мог стать кто угодно, и бывший кулак, и бывший лавочник, и вообще какой-нибудь бывший, подошедший по возрасту и по состоянию здоровья для призыва на фронт. Поскольку от них не требовалось показать и доказать свою приверженность идеям коммунизма, то этот "фронтовой прием" открыл настеж ворота для вступления в партию людей с мировоззрением, крайне далеким от коммунистического. Хуже того, бывали случаи, когда нацистские пособники, агенты абвера и гестапо, полицаи брали документы убитых членов партии, меняли на них фотографии и таким образом становились "коммунистами". Их можно было разоблачить сличением местной учетной карточки с карточкой в ЦК, и такие случаи бывали, но, видимо, выловили не всех. Хорошие подложные документы, отсутствие свидетелей и отсутствие подозрений сильно затрудняли разоблачение.
В числах этот поток выражается так: с 1 июля 1941 по 1 января 1946 года в партию принято 8,9 млн. человек, в том числе 5,3 млн. кандидатов и 3,6 млн. членов. На 1 января 1941 года численность партии (кандидаты и члены) была 3,8 млн. человек, а на 1 января 1946 года - 5,5 млн. человек. Потери партии за годы войны составили 7,2 млн. человек. Это означает, помимо всего прочего, что значительная часть довоенных членов партии, принятых еще по старым правилам, была выбита и их заменили новые люди.
Как такую ситуацию назвать? Только так: проходной двор. Но это еще полбеды. Беда происходила при сочетании резкого понижения уровня требований и отсутствия массовых чисток. Принятые в "ускоренном порядке" на фронте в партию люди потом ведь сами давали рекомендации и принимали в партию. Кто мог возразить против рекомендации и решения члена партии, вступившего в нее на передовой? Были разные люди, и убежденные коммунисты, и люди, не имеющие ничего общего с коммунистическим мировоззрением, и в отсутствие точных данных, по дальнейшим событиям, можно понять, что последних было большинство. И они каждый год продолжали выбирать и допускать в партию себе подобных. Эти люди имели возможность повлиять на ситуацию в партии, хотя бы потому, что выбирали делегатов на съезд, а эти делегаты голосовали и утверждали различные новации и реформы. Именно благодаря этой поддержке Хрущев сумел дорваться до власти, в первый раз на XIX съезде.
Если с войны началось загнивание хозяйства, на основе разрушения комбинатной структуры и возвращения, то с войны же началось и загнивание партии. Но если хозяйство можно было перестроить и вернуть ему комбинатную структуру, то вот вычистить партию оказалось невозможно. С годами система принятия в партию "за заслуги", "потому, что положено", в обход формирования и укрепления коммунистического мировоззрения, только усилилась и окрепла. Те, кто раньше воспользовались фронтовой лазейкой, выбирали и двигали себе подобных. Так и сын высланного кулака Борис Ельцин оказался в 1961 году в партии, уже в 1976 году стал первым секретарем Свердловского обкома КПСС.
Из сказанного не так трудно вывести основные принципы "защиты от Хрущева".
Во-первых, не допускать массового приема со сниженными требованиями, в особенности по части идейности. Там, где приверженность идее задвинута на задний план, там неизбежно начинается разложение.
Во-вторых, не допускать прием "за заслуги" и прочие "трудовые и боевые подвиги". Героем может стать и прожженый капиталист, а хороший человек - это не профессия.
В-третьих, проверять насколько человек понимает и принимает идеи. Проверить понимание можно путем опроса или письменного эссе, где испытуемый излагает идею своими словами. Проверить принятие можно путем обзора того, что он делает для реализации и укрепления идей.
В-четвертых, если человек не понимает и не принимает идей - его надо отдалять. Если он пытается маскироваться (например, догматизмом), если обучение не дает результатов, то надо расставаться без сожаления.
Конкретные методы проверок и чисток обычно вырабатываются практикой. Например, во время чистки 1933 года наиболее частой причиной для исключения из партии было неучастие в партийной жизни. Если товарищ партией не интересуется, на собраниях его давно не видно, то и в партии ему делать нечего, а "носители билетов" партии не нужны. Или вот другой пример причины исключения из партии в 1933 году - один "товарищ" оторвал с партбилета фотографию для нового служебного удостоверения. Тем самым он показал, что партией пренебрегает, да еще создал ситуацию, что его партбилетом может воспользоваться кто-то другой, наклеив в него свою фотографию. Во фронтовых воспоминаниях иногда упоминался такой метод проверки: в окружении у присоединявшихся к отрядам отдельных красноармейцев первым делом спрашивали о членстве в партии или комсомоле, а потом вопрос - где документ? Если красноармеец или офицер выбросил свой партийный или космомольский билет, то он ставился на подозрение и более тщательную проверку. Оказаться в плену с партбилетом в кармане часто означало немедленный расстрел, а тот, кто свой документ бросил, как минимум ненадежный и нестойкий и в условиях окружения таким доверять не следует. Бывало, что таких даже разоружали на всякий случай. Обратный случай, один солдат латышского легиона СС, который до войны вступил в ДОСААФ, носил с собой членский билет, а попав в плен сумел убедить, что он всегда был за Советскую власть и в доказательство предъявил документ. Он был тут же переодет в советскую форму, посажен в танк и успешно провоевал до конца войны, не навлекая на себя никаких подозрений.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments