Vlad Bout (karlsonmarxx) wrote,
Vlad Bout
karlsonmarxx

Categories:

Засекреченное выступление Л.И. Брежнева на Пленуме ЦК КПСС 15 декабря 1969 г

Оригинал взят у knyazev_v в Засекреченное выступление Л.И. Брежнева на Пленуме ЦК КПСС 15 декабря 1969 г
Оригинал взят у vas_s_al в Засекреченное выступление Л.И. Брежнева на Пленуме ЦК КПСС 15 декабря 1969 г
Оригинал взят у jlm_taurus в Засекреченное выступление Л.И. Брежнева на Пленуме ЦК КПСС 15 декабря 1969 г
...Если делать упор только на общие цифры и результаты, только на масштабы наших свершений, а они действительно огромны, то может сложиться впечатление, что от всего остального можно и отмахнуться как от «мелочей жизни». Думаю, что это было бы неправильным. Наши недостатки, трудности и проблемы не такие мелкие, чтобы можно было себе позволить закрывать на них глаза.
[Spoiler (click to open)]

Хотел бы для начала назвать только некоторые из наших трудностей — наиболее крупные. У нас наметилась тенденция к замедлению темпов экономического роста. Большие недостатки имеются в капитальном строительстве. Слишком медленно увеличивается производительность труда, эффективность общественного производства. Эти и другие моменты вызывают серьезное напряжение при реализации народнохозяйственных планов и мер по повышению жизненного уровня советских людей.

Повышение эффективности народного хозяйства стало поистине ключевой проблемой прежде всего по той причине, что изменились главные факторы нашего экономического роста. Раньше мы еще могли развивать народное хозяйство главным образом за счет количественных факторов, то есть увеличения численности рабочих и высоких темпов наращивания капитальных вложений. Период такого — как его называют, экстенсивного — развития по существу подходит к концу.

Сейчас у нас из каждых десяти человек трудоспособного населения девять уже работают или учатся. И при этом повсеместно ощущается острый недостаток рабочей силы. Имеет свои пределы и такой источник роста как наращивание темпов капиталовложений в развитие производительных сил. У нас, в сравнении с другими странами, эти темпы и так высоки. Любое увеличение доли накоплений, естественно, может происходить только за счет доли потребления. А мы на это не можем пойти, если хотим и впредь вести курс на подъем жизненного уровня трудящихся.

Значит впредь нам приходится рассчитывать прежде всего на качественные факторы экономического роста, на повышение эффективности, интенсивности народного хозяйства. Речь идет о том, чтобы наращивать производство и улучшать качество продукции не только за счет новых капитальных вложений и роста численности работников, но и все в большей мере за счет полного и рационального использования уже имеющихся производственных мощностей, внедрения достижений современной науки и техники, а также за счет рачительного отношения к каждой минуте рабочего времени, к каждой машине и механизму, к каждому грамму сырья и топлива. Речь идет о том, чтобы постоянно соизмерять затраты с полученными результатами, добиваться, чтобы каждый вновь вложенный рубль давал максимальную отдачу.

Это становится не только главным, но и единственно возможным путем развития нашей экономики и решения таких коренных социально-политических задач, как построение материально-технической базы коммунизма, повышение благосостояния трудящихся, победа в экономическом соревновании двух мировых систем. Основная задача перспективного развития нашей экономики состоит, таким образом, в том, чтобы добиться резкого (примерно в 2–2,5 раза) повышения эффективности использования имеющихся трудовых и материальных ресурсов, а также новых накоплений. Другого пути у нас нет.

Нам, товарищи, надо хорошо понять, насколько ответственные задачи выдвигают в этом плане современные условия. Возьмите хотя бы вопрос о соревновании с капитализмом. Это соревнование имеет разные формы. С задачей догнать и перегнать капиталистические страны по производству отдельных видов продукции мы во многих случаях справляемся успешно. Вот, например, сталь — мы уже преодолели заветный рубеж в 100 млн. тонн. Наверняка не составит такой уж сложной проблемы и достичь нынешних американских показателей — 120–125 миллионов. Неплохо обстоит дело и по некоторым другим видам продукции.

Но конечный результат соревнования с капитализмом определяется иным показателем. Коренной вопрос это не только сколько ты произвел, но и какой ценой, то есть какими затратами общественно необходимого труда. В.И. Ленин подчеркивал, что именно этим определяется, в конечном счете, экономическое превосходство той или иной системы хозяйства, победа нового общественного строя. Именно в этой области находится центр тяжести соревнования двух систем.
Все это — вещи очевидные. Вопрос в том, как добиться решения этих больших и сложных задач, поставленных в повестку дня всем ходом нашего развития.

На Пленуме ЦК КПСС мы говорили в этой связи о необходимости ускорения научно-технического прогресса, широкого и своевременного внедрения его достижений в производство. Мы ведем подготовку к Пленуму ЦК КПСС, который специально рассмотрит вопросы ускорения научно-технического прогресса. Поэтому я не буду подробно развивать эту тему.

Мы хорошо знаем, что чем сложнее задачи нашего развития, чем выше научно-технический уровень производства, тем чувствительнее становится экономика к любым управленческим и организационным неполадкам. Это делает задачу совершенствования планового управления крайне актуальной. Она остро стоит прежде всего перед теми ведомствами, которые занимают ключевое место в нашем хозяйственном аппарате.

Одно из решающих звеньев этого аппарата — министерства. Мы их восстановили, так как без четкого руководства отраслями нельзя хорошо руководить экономикой. Задача теперь состоит в том, чтобы министерства возможно скорее овладели научно обоснованными методами управления, действенного и гибкого руководства соответствующими отраслями, стали главными организаторами борьбы за научно-технический прогресс, рост эффективности производства и капитального строительства. Важным делом становится разработка механизма всемерного стимулирования выпуска новой прогрессивной техники. Этими проблемами надо заняться всерьез, причем срочно.

В нашей экономике огромная ответственность ложится на Госплан СССР и весь планирующий аппарат. В его адрес раздается серьезная критика. В частности, при обсуждении проекта плана на 1970 год отмечалось, что Госплан слабо работает над главными пропорциями в развитии нашей экономики и комплексным развитием отдельных экономических районов страны, недостаточно глубоко анализирует сложившуюся обстановку, главные тенденции и перспективы хозяйственного развития. В этом правильно видят одну из причин того, что в народном хозяйстве до сих пор не устранены многие межотраслевые и внутриотраслевые диспропорции, особенно в развитии таких важных комплексов, как металлургия и машиностроение, топливная промышленность и энергетика, транспорт и объем перевозок, а также диспропорции между доходами населения и производством товаров народного потребления. Серьезные критические замечания в адрес Госплана были высказаны, наконец, и в связи с известными недостатками в планировании капитального строительства.

К этой критике следует прислушаться и сделать из нее правильные выводы. Хотел бы в этой связи обратить внимание товарищей из Госплана и на другой, как представляется, особенно важный вопрос. Объемы и масштабы наших хозяйственных задач требуют уже новых, более высоких уровня и методов планирования. Госплан должен ими полностью овладеть. Это поможет устранению многих из имеющихся недостатков и, кстати говоря, будет способствовать дальнейшему развитию экономической реформы. В настоящее время по новой системе работает 36 тысяч промышленных предприятий, они производят более 83 процентов всей промышленной продукции и 91 процент прибыли. В ближайшее время мы переводим на новую систему управления и капитальное строительство. Теперь дело за тем, чтобы выработать четкую долгосрочную программу дальнейшего осуществления реформы. Новую экономическую систему управления предстоит превратить в единый взаимосвязанный комплекс, т.е. в систему в полном смысле этого слова.

Товарищи! В связи с ростом масштабов и усложнением экономики сейчас во всех развитых странах происходят крупные изменения в методах, в самой системе управления. В современных условиях даже опытным и талантливым организаторам становится не под силу руководить по старинке, полагаясь только на чутье и здравый смысл. Управление превращается в науку и этой наукой надо возможно быстрее и возможно глубже овладеть, упорно учиться даже тем, кто занимает в управлении высокие командные должности.
На основе этой науки вносятся серьезные изменения в системы управлений. Совершенствуется, в частности, вся работа, связанная со сбором, быстрой обработкой и анализом информации.

Кстати, товарищи, уместно напомнить, какое исключительно большое значение придавал В.И. Ленин этой работе. Он считал, что правильные решения можно принимать только на основе достоверной информации. «Чтобы центр мог не только советовать, убеждать, спорить (как это делалось до сих пор), а действительно дирижировать оркестром, для этого необходимо, чтобы было в точности известно, кто, где и какую скрипку ведет, где и как, какому инструменту обучался и обучается, кто, где и почему фальшивит и кого, как и куда надо для исправления диссонанса перевести» (т. 7, стр. 22).

Ныне в мире создается настоящая «индустрия информации», которую обслуживает сложная электронно-вычислительная и организационная техника, она опирается на серьезный математический аппарат и теоретическую базу. Ускорению темпов развития системы управления, информации и электронно-вычислительной техники мы придаем сейчас большое значение. Здесь многое предстоит сделать нашим специалистам — техникам, математикам, инженерам и другим специалистам, связанным с этим делом.

Информация — это основа для управленческой деятельности. Но современная наука дает нам в этой области и другие важные инструменты. К ним относится разработка научно обоснованных методов принятия решений, способы всесторонней оценки различных вариантов решений с точки зрения их эффективности. Существенные поправки вносятся в структуру управления, что позволяет строить ее более рационально, избавляясь от ненужных звеньев, устанавливая правильное соотношение прав и обязанностей, власти и ответственности на всех уровнях.

Хотел бы вместе с тем подчеркнуть и другую сторону вопроса. Какие бы совершенные системы информации и управления ни были созданы специалистами, — это, хотя и важные, но лишь вспомогательные средства для решения управленческих задач. Самое главное — принятие решений, выработка марксистско-ленинской линии в хозяйстве, в социальной, идеологической и других областях — остается важнейшей функцией нашей партии и нашего государства. Проблемы управления — это в первую очередь политические, а не технические проблемы.

Но сейчас нам следует обратить серьезное внимание и на техническую и организационную сторону дела. Если критически взглянуть на то, что в этой области у нас делается, то мы обнаружим много недостатков и слабых мест. Нередко на пути к решению стоит много лишних инстанций, которые только замедляют дело, ведут к затяжкам без всяких на то оснований.

Нередко приходится сталкиваться со стремлением уходить от решения порученных вопросов, переправлять их «наверх» — туда, где в силу загруженности другими, может быть более крупными делами решение вопроса может затянуться. Товарищи, которые прибегают к такой практике, пытаются снять с себя ответственность за недостатки в развитии руководимых ими участков и переложить ее на плечи других органов. Большие излишества допускаются по части всевозможных «согласований» и коллегиальных обсуждений, что также позволяет уходить от личной ответственности за принятие решений. Даже для решения мелкого вопроса часто требуется собрать десятки виз во многих инстанциях. С другой стороны, в министерствах и ведомствах есть еще хозяйственные руководители, которые не доверяют предприятиям и все вопросы норовят, так сказать, подгрести под себя. Им надо перестроиться — современной экономикой руководить такими методами трудно и почти невозможно.

Наши хозяйственные кадры, наши партийные и государственные работники накопили немалый опыт руководства экономикой. Этот опыт представляет значительную ценность. Но современный этап развития народного хозяйства не позволяет довольствоваться старым опытом. Встает задача — поднять уровень всей работы по управлению, привести его в соответствие с современными требованиями.

Я позволил себе столь подробно остановиться на проблемах управления потому, что это — проблемы огромного значения для развития экономики. Надо правильно понять, что принятие решений, управление — есть не привилегия, а сложная и ответственная общественная функция. Нет сомнения, что совершенствование управления — это один из главных резервов нашего роста.

Товарищи! До сих пор я говорил о тех наших экономических проблемах, которые связаны с объективными трудностями, а также являются по существу проблемами нашего быстрого роста. Позвольте теперь перейти к другим вопросам — неприятным и тем не менее очень важным. Речь идет о недостатках в деятельности отдельных работников, недостатках, которые надо остро критиковать и возможно скорее преодолевать.

И здесь будет уместно прежде всего сказать о потере некоторыми товарищами чувства ответственности и нарушениях дисциплины, фактах, к которым многие, к сожалению, относятся недостаточно принципиально.

Эти факты по-разному проявляются на разных уровнях. В повышении чувства ответственности и дисциплинированности нуждаются и многие рядовые работники, и многие руководители. Я не хочу здесь приводить случаев прямых злоупотреблений и нарушений законов — это, в конце концов, случаи исключительные.

Пожалуй, еще опаснее такие проявления недобросовестности и недисциплинированности, которые становятся как бы узаконенными, превращаются в распространенную практику. Это прежде всего, мягко говоря, легкое отношение к выполнению государственных планов.

У нас есть целые отрасли, которые из года в год не выполняют плановых заданий. Так, систематически не выполняются планы по наращиванию новых мощностей. В 1968 году, например, план ввода новых мощностей по выплавке стали был выполнен всего на 20 %, по производству готового проката — на 15 %, химических волокон — на 55, по добыче угля — на 61 процент. Не намного лучше обстоит дело и в нынешнем году.

Распространенным явлением стало превышение — и не по мелочи, а в полтора-два раза — сметных ассигнований на строительство и ввод в строй новых объектов. В результате только за четыре года текущей пятилетки сметная стоимость строек производственного назначения возросла на 23 млрд. рублей.

Многие наши руководящие товарищи смирились с тем, что подведомственные им учреждения не выполняют план по такому важнейшему показателю, как освоение новой техники. Например, Министерство лесной промышленности план внедрения новой техники выполняло в 1966–1968 гг. на 32–54 процента, Министерство бумажной промышленности — на 58, Миннефтехимпром — на 52–79 процентов.

Конечно, как только заговоришь о выполнении, а точнее невыполнении планов, в ответ посыплются доводы о том, что и план-де был составлен нереально, и снабженцы подвели, и что были другие объективные причины. Думаю, что во всех таких случаях надо разобраться конкретно и выявлять все же конкретных виновников. Но сейчас хотелось бы указать на такие явления, которые не оправдаешь никакими объективными обстоятельствами.

Если область не выполняет план — это, конечно, плохо, но на то могут еще быть причины, не зависящие от областного руководства. Но если на промышленных предприятиях области не растет рентабельность, если в сельском хозяйстве не повышается урожайность, если сокращается поголовье скота, падает его продуктивность, а руководители области молча это созерцают, то есть все основания сказать об утрате чувства ответственности.

Если предприятие не выполняет отдельные плановые задания, можно еще думать, что для этого имеются объективные причины. Но если не возрастает реализация продукции, если растут хозяйственные потери, если падает эффективность, если оборудование годами лежит и не монтируется, ржавеет под дождем и снегом, то никакими ссылками на объективные обстоятельства это не оправдаешь.

Если в той или иной отрасли народного хозяйства зарплата растет быстрее производительности труда, медленно повышается рентабельность и эффективность, если не осваивается новая техника, а министр не замечает этого, молчит — значит он успокоился на достигнутом, значит у него притупилось чувство ответственности.

А как можно спокойно относиться к такому, к сожалению, широко распространенному явлению, как занижение министерствами плановых заданий своим предприятиям по производству продукции в первые кварталы года? Вот как выглядит это явление в масштабах страны. В целом по СССР объем реализации промышленной продукции на первый квартал 1969 г. был определен на 5,9 млрд. рублей, или на 7,9 процента меньше фактически реализованного объема продукции в IV квартале 1968 года. Ни для кого не секрет, ради чего это делается.

В этой связи хочу сказать еще об одном вопросе, речь идет о том, что многие хозяйственные руководители, не умея наладить ритмичную планомерную работу, стараются выполнить план ценой больших злоупотреблений сверхурочными работами, которые в последнее время непомерно растут и вызывают справедливые жалобы со стороны рабочих.

С такой практикой надо бороться. Профсоюзы должны усилить контроль за этим делом.

И таких фактов много. Я уже приводил некоторые из них на совещании секретарей обкомов, председателей облисполкомов, секретарей ЦК компартий и председателей Советов Министров союзных республик, которое состоялось после завершения III Всесоюзного съезда колхозников. Мы считаем необходимым снова вернуться к этим фактам, сделать их достоянием всех членов Центрального Комитета партии. Товарищи, которые будут в связи с этим упомянуты вторично, не должны обижаться хотя бы потому, что мы говорим о деле.

Начну с той серьезной проблемы, которой стало сейчас развитие животноводства. Все трудности в этой сфере мы относили прежде всего за счет недостатка кормов. Как же обстояло дело в последние годы?

Урожаи зерновых мы снимали за последние годы разные. Но количество зерна, оставляемого на внутрихозяйственные нужды колхозов и совхозов, в том числе и на фураж, все время увеличивалось. Так, в 1966 г. из собранных 171 млн. тонн оставили зерна в колхозах и хозяйствах свыше 95 млн. тонн, в 1967 г. собрали только 147,9 млн. тонн, а оставили все же около 90, в 1968 г. из 169,5 млн. тонн оставили в деревне около 100 млн., а в 1969 г. из 160,5 млн. — более 100 млн. тонн.

Государство, таким образом, было достаточно щедрым. А чем ему ответили? Тем, что за 1967–1968 г.г. поголовье крупного рогатого скота в стране по всем категориям хозяйств не только не увеличилось, а даже уменьшилось на 1,4 миллиона голов. Одна Курская область сбросила 59 тысяч голов скота, Краснодарский край — 176 тысяч, Кировоградская — 169 тысяч голов скота, Полтавская — 113 тысяч, Одесская — 126 тысяч, Уральская — 49 тысяч, Грузия — 79 тысяч, Белоруссия — 150 тысяч. И этот список можно было бы продолжить.

То же самое произошло с поголовьем свиней. В 1966 году оно составляло 58 млн. голов, а в 1969 году — только 49 млн., то есть сократилось на 15 %. А по отдельным областям, краям и республикам дело обстоит еще хуже. В Калининской области поголовье свиней уменьшилось на 24 %, в Житомирской — на 25 %, Новгородской — на 27 %, в Алтайском крае — на 37 %, Кокчетавской — на 41 %, в Молдавии — на 24 % и т.д.

Надо сказать, что в результате принятых мер в течение 1969 года поголовье крупного рогатого скота и особенно свиней удалось в значительной степени восстановить. Большая работа в этом направлении проделана на Украине. Однако многие области не далеко ушли от тех цифр, которые я назвал.

На совещании в адрес некоторых областей была также высказана критика в связи с сокращением производства яиц и мяса птицы. Хочу об этом сказать и на Пленуме ЦК КПСС.

Если производство яиц и росло в целом по стране, то только за счет деятельности птицефабрик. Многие колхозы и совхозы перестали сдавать яйца и птицу. Например, на Тамбовщине 212 колхозов и 85 совхозов птицей не занимаются вовсе. Еще хуже положение дел в Ярославской области. В 1965 году в этой области основным поставщиком яиц государству были колхозы и совхозы, которые продали государству примерно 36 млн. штук яиц. В 1968 г. за счет птицефабрик продажа яиц увеличилась до 54 млн. штук, но колхозы и совхозы уменьшили продажу до 15,2 млн. штук.

Большие недостатки имеются и в овцеводстве, в том числе по грубошерстным породам, в отдельных областях и краях Российской Федерации.
Сократилось поголовье отдельных видов птицы (гусей, индеек, уток) в таких областях, как Горьковская и Воронежская, в Краснодарском крае. Ликвидировали гусей в колхозах и совхозах Саратовской, гусей и уток в Ульяновской областях, перестали заниматься разведением уток в Ленинградской, Орловской, Томской и других областях.

Все это, конечно, серьезные факты, товарищи! Они послужили причиной тому, что начали появляться трудности в снабжении населения мясом, особенно в крупных промышленных центрах. Эти трудности вам известны так же хорошо, как и пути их преодоления. Надо принять меры, чтобы преодолеть их как можно быстрее.

Вы знаете, товарищи, какое большое значение имеет выращивание скота, свиней, овец, птицы в индивидуальных хозяйствах рабочих и крестьян. В 1968 году в подсобных хозяйствах колхозников, рабочих и служащих производилось 38 процентов молока и мяса, 59 % яиц. А на начало текущего года по сравнению с 1966 годом поголовье крупного рогатого скота у населения сократилось на 571 тысячу голов, а свиней — на 5 млн. 423 тысячи. Но без мяса жить невозможно даже на селе, а не только в городе. Поэтому нашли довольно простой выход. На селе торгуют мясом из государственных ресурсов, которые мы передаем Центросоюзу. Торговля эта развивается весьма успешно. Но легко понять, к чему приведут такие, с позволения сказать, «успехи» — к истощению государственных ресурсов.

Словом, товарищи, в животноводстве назрело много вопросов, в которых надо глубоко разобраться каждой республике, области и району. Целесообразно рассмотреть состояние и перспективу развития животноводства на Пленуме ЦК КПСС. Что же касается неотложных вопросов, то они будут рассмотрены Политбюро ЦК КПСС в текущем порядке. Позвольте выразить уверенность Политбюро ЦК КПСС в том, что партийные и советские органы незамедлительно займутся этим серьезным делом и примут необходимые меры, чтобы исправить положение дел в животноводстве.

Товарищи! Указывая на факты бесхозяйственного отношения к делу, мне бы не хотелось, так сказать, обойти стороной и работников промышленности и транспорта. Комитет народного контроля, ЦСУ и другие осуществляющие контроль органы доложили ЦК КПСС, что и здесь таких фактов, к сожалению, тоже достаточно много. Каждый из них носит частный характер, свидетельствует о том или ином, так сказать, разовом промахе, допущенном отдельными работниками. Однако сумма таких отдельных фактов вызывает тревогу.

Все мы знаем, например, как остро стоит вопрос с железнодорожными перевозками. Отказы на них достигают 60 тыс. вагонов в сутки, т.е. примерно 20 % от общей погрузки. И вместе с тем мы гоняем тысячи вагонов порожняком, занимаемся неоправданными встречными перевозками, а иногда допускаем здесь и непростительные ошибки. Вот один только пример. Недавно ГДР построила для нас 7 мощных портальных кранов, 3 — для Дальнего Востока, 4 — для черноморских портов. Все краны отправили по железной дороге, через всю страну, на Дальний Восток в порт Ванино. Там 4 крана на 40 платформах 25 суток простояли, а потом отправились снова через всю страну в Одессу. Государству эта «прогулка» в 20 тысяч километров обошлась в 50 тысяч рублей.

Вот другой пример. При сооружении крупнейшей в стране нефтеперевалочной базы на Черном море около Новороссийска, стоимость которой 60 млн. рублей, были допущены такие просчеты и ошибки, которые исключили возможность ее нормальной эксплуатации. Вместо того, чтобы принять необходимые меры по устранению этих недостатков, работники Минморфлота СССР и Минпромстроя СССР приняли не пригодные для эксплуатации объекты. Сейчас для устранения последствий допущенных ошибок потребуется значительное время и дополнительные расходы в сумме примерно 20 миллионов рублей.

И еще один пример. По данным народного контроля, на сооружение сортировочно-погрузочного комплекса в Клайпедском морском порту для отправки угля на экспорт Минуглепромом СССР было затрачено 10 млн. рублей. В 1966 году этот комплекс был принят Государственной комиссией в эксплуатацию. Однако, как выяснилось позднее, произведенные затраты оказались напрасными, поскольку указанный комплекс не был обеспечен сырьевой базой. Кроме того, его строительство осуществлено таким образом, что при эксплуатации не могла быть получена ни одна фракция углей, которая требовалась для поставки на экспорт.

Все вы знаете, товарищи, как дефицитны кровельные материалы. Министерству стройматериалов оказали помощь, для него закупили за рубежом 6 комплектов импортного оборудования для новых картонно-рубероидных заводов. Прошло пять лет, но пока строится только один завод. Закупленное оборудование тем временем лежит на складах, а руководители министерства снова ставят вопрос о закупке новых заводов. Зачем, не понятно.

Минхимпром заказал в Польше комплектное оборудование стоимостью в полтора миллиона рублей для Челябинского лакокрасочного завода. Пока изготовляли это оборудование и отправляли в Советский Союз, руководители Минхимпрома пришли к выводу, что использовать это импортное оборудование нецелесообразно. Но они же были заказчиками.

Перечень таких примеров можно было бы продолжить. В целом по стране стоимость неустановленного оборудования на складах строек оценивается в 5,5 млрд. рублей, в том числе импортного оборудования — 1,5 млрд. рублей.
Не берегут государственную народную копейку и в Министерстве нефтехимической промышленности.

В стране недавно на базе импортного оборудования был построен Балаковский завод по производству корда. Коллектив завода, успешно освоив мощности, стал выпускать высококачественный корд в объеме, достаточном для удовлетворения потребностей народного хозяйства. Несмотря на это, Миннефтехимпром СССР добился покупки по импорту в 1969 году 9,7 млн. кв. метров корда стоимостью 3,4 млн. валютных рублей. В результате на предприятиях промышленности к 1 августа 1969 года скопилось до 4 млн. кв. метров кордной ткани на сумму свыше 5 млн. рублей, а на предприятиях шинной промышленности до 9 млн. кв. метров на сумму 11 млн. рублей.

Чтобы представить себе наглядно, во что обходится нам бесхозяйственность и отсутствие бережливости, назову еще и следующие цифры. Суммарная стоимость потерь, непроизводительных расходов и убытков составляет в год примерно 5 млрд. рублей. Ежегодно потери цемента составляют 10 млн. тонн, сжигается и выпускается в атмосферу 11 млрд. кубометров газа, при транспортировке и хранении теряется 15 млн. тонн угля, а при сплаве — полтора миллиона кубометров леса. Есть над чем подумать, товарищи! Есть над чем поработать!

Не меньшую тревогу вызывает и тот факт, что за последние годы непомерные масштабы приобрело строительство различного рода административных зданий, дворцов, стадионов, плавательных бассейнов и других объектов. При этом многие из них строятся вне плана, да еще объявляются «народными стройками» или стройками, имеющими «особое значение».

По данным Стройбанка СССР, в настоящее время только в городах осуществляется строительство более тысячи административных зданий, 834 дворцов культуры, 450 стадионов, плавательных бассейнов и прочих спортивных комплексов, 80 театров и цирков. Причем, строятся эти дворцы в отличие от жилья опережающими темпами, нередко в ущерб строительству важнейших предприятий промышленности и сельского хозяйства и, конечно, строятся они из цемента, алюминия, больших зеркальных стекол, с использованием лучших отделочных материалов. И это делается в то время, когда не хватает средств и материалов, чтобы выполнить Директивы XXIII съезда партии по жилищному строительству!

Я прошу, товарищи, нас правильно понять, мы — за клубы, особенно в рабочих поселках, мы — за стадионы, пусть молодежь лучше занимается спортом, это, кстати, поможет бороться с пьянством, мы — за бассейны, но в первую очередь в отдаленных рабочих поселках, там, где это вызывается необходимостью. Но если в Запорожской области, у Днепра, строят в один год 6 плавательных бассейнов, да еще искусственный каток, 6 гостиниц и 9 административных зданий, то это вряд ли можно оправдать, особенно в условиях, когда еще не решены острые вопросы, связанные с удовлетворением населения жилищами, больницами, школами.

Еще шире размахнулись товарищи в Свердловской области. Они строят закрытый демонстрационный искусственный каток, два дворца культуры, несколько клубов и плавательных бассейнов, дом актера и легкоатлетический манеж. А по области строится еще 80 административных, спортивных и других общественных зданий. Следует ли удивляться, что при таком размахе план ввода жилья, общеобразовательных школ, дошкольных учреждений и больниц в Свердловской области не выполнен.

Нам крайне необходимо обратить внимание и на то, что делается со сносом жилых домов, в том числе вполне пригодных для проживания. Проводит главный архитектор красную линию и все, что за этой линией, во имя реконструкции ломают.

Мы за то, чтобы ускорить переселение людей из подвалов, из полуразрушенных зданий, где трудно жить, где нет отопления, канализации, из зданий, капитальный ремонт которых обходится дороже нового строительства. Но в отдельных областях снос по реконструкции жилфонда составляет до 30 процентов от объема нового жилищного строительства. А всего по стране в городах и рабочих поселках снесли жилых домов общей площадью 9 млн. 679 тыс. кв. м, в том числе по реконструкции — 3 млн. 268 тыс. кв. метров. При этом не уделяется должного внимания ликвидации барачного фонда. По данным ЦСУ, на начало 1968 года барачный и аварийный фонд составлял 28 млн. кв. м жилой площади, в том числе по РСФСР 9 млн. кв. м. Снесли только 490 тыс. кв. м, или 4,8 %.

Товарищи! Все вы, надеюсь, согласитесь с тем, что временно нам необходимо ограничить сооружение административных зданий, строительство цирков и плавательных бассейнов. Конечно, товарищи, то, что утверждено планом, то, во что уже вложены деньги, надо, видимо, построить. Мы привели эти примеры скорее для будущего. Не все сразу, товарищи. У нас так: или ничего, или все. В первую очередь мы вас ориентируем на строительство жилья, больниц, школ.

Народным контролем на местах вскрыто много фактов грубых нарушений государственной дисциплины, суть которых состоит в том, что некоторые руководители пытаются вести дело явно не по средствам, забегают вперед, затевают строительство объектов, на которые вовсе не выделялись ассигнования, материалы, рабочая сила.

На совещании секретарей обкомов в качестве одного из примеров я говорил о строительстве морского ресторана в Баку. Как мне потом доложили, речь идет не о ресторанчике, а о пятиэтажном сооружении, в котором будет несколько ресторанов, коктейль-бар, кафе, банкетные залы. И называется все это не как-нибудь, а общественно-культурным центром на море. Строится этот центр из дефицитных материалов, используются и обсадные трубы. Комментарии здесь излишни. Скажу только для справки, что план по вводу жилья в Баку выполнен на 32 процента, школ — на 51 процент, дошкольных учреждений — на 18 процентов.

Нередко исполкомы Советов депутатов трудящихся принимают решения, в которых в обход действующего законодательства, в нарушение интересов государства обязывают предприятия союзного и республиканского подчинения нести большие безвозмездные расходы на местные нужды. Так, в Куйбышеве обязали промышленные предприятия выделить денежные средства, материалы и рабочих для строительства городских объектов, стоимость которых превышает 7 млн. рублей. Такая практика, к сожалению, имеет место и в других городах. По данным народного контроля, только на себестоимость продукции относится таких расходов в масштабе страны не менее 1 млрд. рублей. Все это делается в нарушение государственной дисциплины, незаконно.

В этих нарушениях виноваты, конечно, местные власти. Но не они одни. Если бы министерства и руководители предприятий проявляли должную партийность и принципиальность и понимали бы свою роль как государственных деятелей, то такие факты не имели бы места.

Как видите, товарищи, многое упирается в такие недостатки нашей работы, которые не оправдаешь никакими объективными обстоятельствами. И если мы говорим о неиспользуемых резервах, то прежде всего надо покончить с бесхозяйственностью и расточительством, решительно поднять дисциплину и ответственность на всех уровнях.

При мобилизации широких масс трудящихся на более полное использование резервов производства в народном хозяйстве следует особое внимание обратить на укрепление трудовой и производственной дисциплины. При этом надо прямо сказать, что одной из главных причин нарушения трудовой дисциплины является злоупотребление спиртными напитками. Это — проблема, к которой надо повернуть лицом все партийные организации.

Действительно, товарищи, борьба с пьянством и алкоголизмом у нас ведется недостаточная как на селе, так и в городах. Пьянство и алкоголизм наносят огромный урон нашему обществу. За прошлый год 54 % всех преступлений в стране было совершено лицами, находившимися в состоянии опьянения. В вытрезвители было доставлено 3,7 млн. человек, из них 120 тыс. человек — молодые ребята, не достигшие 18 лет; около 90 % прогулов связано с пьянством. С таким положением мы дальше мириться не можем. Особенно должна быть повышена ответственность коммунистов, злоупотребляющих спиртными напитками, — вплоть до исключения из партии. Политбюро ЦК КПСС недавно рассматривало эти вопросы. Решения Центрального Комитета партии и Совета Министров СССР по этому вопросу будут приняты в ближайшее время. Мы рассчитываем, что вы сделаете все необходимое для осуществления этих решений.

Подводя итог всему сказанному, я хотел бы подчеркнуть, что повышение трудовой, партийной и государственной дисциплины становится для нас одной из важных задач.
Какими же методами мы будем ее решать? Это важный вопрос, который требует ясности.

Некоторые товарищи, отвечая на него, вспоминают былые времена, ссылаются на то, что вот раньше был «порядок», по сути предлагают вернуться к методам жесткого администрирования.

Думаю, что это — негодные рецепты. Дисциплина, всецело опирающаяся на страх, это не та дисциплина, которая нам нужна. И не только потому, что она противоречит ленинским принципам социалистической демократии, открывает возможности подрыва законности.

На прошлое надо смотреть трезво, не сгущая красок, но и не идеализируя того, что было. Мы хорошо помним, к чему приводил страх, который внушался методами администрирования. Он приводил к нечестности, выражавшейся в сокрытии подлинного положения вещей, попыткам загнать вглубь проблемы вместо того, чтобы ставить и решать их, к очковтирательству и припискам. Он приводил также к перестраховке, к утрате всякой инициативы.
И то и другое опасно, особенно в руководстве хозяйственными делами. Речь идет о вещах, которые трудно подсчитать в денежном выражении, но если бы мы сделали это, видимо, выяснилось бы, что отсутствие инициативы, нежелание думать, робость в постановке вопросов, волокита обошлись бы нам еще дороже.
РГАНИ. Ф. 2. Оп. 3. Д. 168. Л. 36–60. Подлинник. Машинописный экземпляр. Источник:http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/1014781

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments